Евгений Ловчев: «Зенит» заставил Европу уважать нашу сборную

Евгений Ловчев: «Зенит» заставил Европу уважать нашу сборнуюАвтор чудо-паса, определившего выход сборной в 1/4 финала Евро-76, уверен, что шестеро питерских игроков могут возродить нашу веру в команду № 1

- Чемпионат Европы 1976 года отличался очень ранним началом - двухгодичный марафон стартовал аж 1 сентября 1974-го…
- Да, это был второй мой ЧЕ: в 1972 году я был травмирован, и в финальном матче, когда мы проиграли ФРГ 3:0, но получили серебряные медали, не участвовал, играл только в отборочных матчах с Кипром и Северной Ирландией… Но в июле пришел в норму и снова попал в обойму и участвовал в Олимпийских играх, где мы завоевали бронзу. А вот Евро-1976 уже снова практически весь прошел в основном составе: из восьми игр сборной в том турнире сыграл в пяти.

На базе киевского «Динамо», ставшего в 74-м чемпионом, была тогда Лобановским создана первая сборная, а на базе вице-чемпиона «Спартака» с Бесковым во главе - вторая, для участия в олимпийском турнире. Киевляне в то время набирали ход. Имя Лобановского было у всех на слуху. И заслуженно. Хотя попал Валерий Васильевич в «Динамо», в свою команду судьбы, достаточно курьезно.

В 1973-м киевское «Динамо» играло с «Араратом» в финале Кубка СССР. Киевляне выигрывали, и на последних минутах матча Сан Саныч Севидов решил дать возможность стать мастером спорта (а все участники финала тогда получали это звание) защитнику Зуеву. Распорядился тренер: «Иди, меняй!» «Кого?» - торопливо вопрошал Зуев, ведь основное время матча уже истекало. «Кто рядом окажется - любого», - был ответ. А к тому времени форвард Онищенко уже был заменен, а ближайшим игроком оказался второй нападающий Блохин. Тут, как на грех, Лева Иштоян сравнял счет, а киевляне к тому моменту остались без нападения. В дополнительное время Иштоян забил второй мяч…

Кубок «обескровленными» киевлянами был проигран, замены признали большой ошибкой Севидова и вскоре его поменяли на Лобановского, очень хорошо зарекомендовавшего себя в качестве тренера днепропетровского «Днепра». Кстати, на следующий день после финала - ходит такая легенда - на спине памятника Ленину, что стоял в центре Еревана, болельщики нарисовали белую восьмерку - араратовский номер Левона Иштояна… Высшее уважение футболисту от поклонников!
Расцвет тренерства Лобановского в «Динамо» начался с этой истории, а в стартовом матче европейского турнира нами еще руководил Бесков. Это было второе пришествие Константина Ивановича на «пост номер один» в сборной, и, увы, неудачное.

- Он поплатился за проигранный старт ЧЕ?
- Вот именно. Наша сборная тогда попала во вполне проходимую группу, куда в соперники ей определили средних по классу ирландцев, швейцарцев и турок. По всем показателям мы подошли к поездке в Дублин во всеоружии, но результат огорошил - 0:3! И это при том, что ирландцы не проводили ни тренировочных матчей, ни турне для сыгрывания, вообще были не отягощены никакими мудреными проблемами. Игроки съезжались в Дублин из Англии на два-три дня, чтобы провести матч. Заметим, что все они были из разных клубов, но это английская футбольная школа. Я прекрасно помню эту игру, долговязый Гивенс сотворил тогда в ворота нашего Володи Пильгуя хет-трик. Мы только начали менять сходящих с арены «стариков»: Кавазашвили, Капличного, Хурцилаву, Шестернева, Асатиани, Серебренникова - это был такой переходной период для сборной. В нее стали подбирать более молодых ребят - Кожемякина, нескольких игроков ворошиловградской «Зари» Зонина, ставшей чемпионом СССР в 1972-м, Елисеева, Куксова, Кузнецова, Семенова и Онищенко, тогда еще ворошиловградца. Словом, состав был несколько размытый, но мы все равно не ожидали, что проиграем.

Правда, сказался и просчет Бескова, который решил жить в Англии по московскому времени. До сего времени идут споры о том, как готовить к игре команду, когда есть разница в часовых поясах места встречи и домашнего расположения. Бесков поднял нас в шесть часов утра, вывел на разминку-прогулку. Отель располагался в пригороде Дублина - частные дома, палисаднички, едет молочник, расставляющий у каждой двери по бутылке молока… Как в кино, но нам-то это все в диковинку! Представляю, какая это была картина со стороны: за молочником тихонечко бредет сонная сборная СССР по футболу и, последовательно опорожнив все бутылочки, отправляется досыпать в отель. Игра-то только вечером…

В то время, надо признать, британцы играли стандартно: проходы по флангам, длинные передачи в прорыв, навесы на штрафную площадь, обязательно подачи верхом на центрфорвардов, а те все ребята очень рослые, и нам довольно-таки трудно было.

- За что удалили Капличного?
- Готовясь к приему углового удара, Владимир немного потолкался в штрафной с ирландцем, и арбитр, проведя «судебное заседание» с боковыми судьями, удалил обоих с поля. Составы урезались, но равнозначно. А потом они нас добили - шансов не было.

В 1974 году в руководство футболом в СССР входил некто Зинченко - однофамилец известного игрока «Зенита». После поражения он так нарезался спиртным, видимо, в предчувствии неизбежного снятия, что, расположившись на диванах в холле гостиницы, умолял всех проходящих мимо футболистов замолвить за него словечко в Москве, помочь сохранить руководящее кресло.

У меня в то время уже начались напряженные отношения с Бесковым, которые, как известно, закончились тем, что я ушел из «Спартака». После проигрыша чехам в Одессе 0:1 мы крепко поскандалили - и я почти полгода не привлекался в сборную. Вообще все футболисты - личности, причем многие - очень сложные личности, ни Бесков, ни я - не исключение. Неполадили - бывает.

Но в ту пору я был, что называется, в форме, и все понимали, что конфликт надо урегулировать. Меня вызвали в управление футбола и сказали, что все-таки надо играть, мы ходили туда вместе с Николаем Петровичем Старостиным. Когда я вернулся в сборную, меня ребята в пику Бескову выбрали комсоргом - в те годы внутри коллектива всегда руководили двое - капитан и комсорг. После игры с ирландцами у нас был свободный день, в который мы решили походить по магазинам. Выдавал валютные суточные как раз тот самый протрезвевший Зинченко, который, унижая пропустившего три мяча Вову Пильгуя, просто швырнул его деньги наземь. Я развернулся и пошел к Бескову на правах комсорга. Надо отдать должное Константину Ивановичу, он очень жестко поговорил с Зинченко и извинился перед Володей - это делает тренеру честь. Вот такими моментами мне и запомнился тот поединок.

А в конце года киевляне стали чемпионами, причем итоговая турнирная таблица не отражала реального положения дел, поскольку они лидировали весь сезон с большим отрывом, досрочно выиграли золотые медали, и в конце чемпионата отдали несколько игр - поэтому «Спартак» напряженно боровшийся в ту пору за медали, сильно приблизился по очкам к чемпиону. Но «Динамо» в ту пору объективно было сильнее - и по составу, и по игре. Тогда и приняли решение, о котором я говорил: киевляне - основная сборная, спартаковцы - олимпийская. Мы случайно пересеклись с киевлянами в Брюсселе в гостинице, и Юрий Морозов, который был в тренерском штабе сборной, снова предложил перейти в первую команду. А у меня начинался очередной раунд напряжений с Бесковым, и я чуть было не решил в 25 лет завязать с футболом: не хотел зависеть от тренера, находиться в постоянном напряжении - поставит он меня в состав или нет…


- Следующие два матча в группе вы пропустили по этой причине?
- Конечно. Потом снова все встало на свои места. Наши без меня разгромили Турцию - 3:0 и одолели-таки Ирландию - 2:1. В обоих матчах забивал Колотов. До сих пор хорошо помню его красивый гол ирландцам в Киеве, забитый головой в падении.
Перед игрой со Швейцарией все вспоминали о победах киевлян в финале Кубка кубков в Базеле, об их недавних успехах против грозной «Баварии» в Суперкубке, поэтому СССР справедливо считался в этой игре фаворитом. И все же перед матчем обе команды сохраняли шансы на выход в финал, и потому нервное напряжение ощущалось. Все решающие игры надолго запоминаются. Ко мне до сих пор иногда подходят люди и говорят: «Ну какой вы красивый гол забили швейцарцам в 1975-м!»

- Это в первом матче, когда вы на самом деле просто чудо-пасом, как сказано в энциклопедии футбола, отрезали всю оборону хозяев на ход Владимиру Мунтяну?
- Вот, правильно! Играли в Цюрихе 10 киевлян и один спартаковец Ловчев. И где-то минут за 13 до конца матча при счете 0:0 - никого не устраивающем, я подключился по левому флангу, перешел центральную линию, развернулся спиной к бровке и с правой ноги дал длинную передачу на противоположный фланг. А там Володя Мунтян набирал скорость, принял мяч грудью, сбросил себе на ход и забил решающий гол! Получилось так, что радовались 10 киевлян вместе, а я стоял отдельно - до сих пор помню это ощущение…

Репортаж с матча вел Николай Николаевич Озеров, после матча он пригласил меня с Володей к себе в номер - мы с Мунтяном дружили, часто ходили вместе, и нас даже путали из-за некоторого внешнего сходства. Входим, а Озеров диктует репортаж на радио «Маяк» и приглашает к телефону Володю, представляя его как автора единственного гола. Мунтян вместо похвальбы начинает благодарить в эфире меня: мол, без Ловчева ничего бы не было. Сейчас такое нечасто встретишь.
Вот недавний пример, как изменились нравы. «Зенит» выигрывает Кубок УЕФА, корреспондент интересуется мнением спартаковского болельщика, а тот отвечает: «Я болею за «Глазго Рейнджерс». Идиотизм полнейший! Такое в наше время было просто невозможно.

Наверное, поскольку я был в том матче единственный не киевлянин, то все нединамовские болельщики переживали за меня - вот через тридцать три года так и трансформировалось в их сознании, будто я забил.
Этот матч за два тура до конца группового этапа практически вывел нас в финал. В ответной встрече нас даже устраивала ничья, но мы добили швейцарцев в Киеве - 4:1! И дали ответ на вопрос, что нужно делать, если атакующая команда сталкивается с массированной обороной. Исландцы, игравшие с нами в том году, защищались силами десяти полевых игроков, Швейцарцы, особенно в первом тайме, строили заградительные валы из семи-восьми человек. Но в обоих случаях мы, разнообразно атакуя, вполне убедительно одержали победы.

- Тем не менее финальный турнир ЧЕ-76 сборная провалила?
- В четвертьфинале попали на чехов, которые и стали потом чемпионами Европы. А мы тогда еще до жеребьевки договорились в марте провести товарищеский матч в Кошице с Чехословакией. У Лобановского один из столпов игры - так называемая «выездная модель», когда он требовал играть от обороны, много держать мяч сзади. И вот именно в Кошице судья разрушил эту модель Лобановского… Мы держали мяч сзади, а потом быстрой контратакой вытаскивали соперника на себя, на нашу половину поля, для того чтобы открыть пространство для быстрых Онищенко и Блохина. Мы повели в этом товарищеском матче 1:0 и продолжали гнуть свою линию. И вдруг судья стал отбирать у нас мяч один раз, другой… Требуем объяснений. Оказывается, он делал это за пассивное ведение игры - такого я никогда не видел и не слышал в футболе. Хорошо помню, как на банкете после игры Лобановский долго возмущенно говорил с арбитром, потому что поведение последнего разрушало футбольные каноны нашего наставника. Я находился рядом, наблюдал и записывал за ним все, готовясь стать в будущем тренером. Лобановский горячился: «Мы вели в счете, соперник отступил к своим воротам - так кто ведет пассивную игру?» Но судья всегда прав - этим в итоге мне запомнился тот случай.

И все же мы легко выигрывали в том матче - 2:0, а потом за десять минут до финального свистка хозяева забили нам два не совсем логичных ответных мяча. Мы чехов не особенно внутренне тогда ценили и, откровенно говоря, «возили» их очень прилично в том мартовском матче, поэтому очень обрадовались, когда нас снова свел жребий в поединках за выход в финальный квартет.

К четвертьфиналу мы хорошо готовились, учились не попадать в искусственно создаваемые офсайды, в чем чехословаки были доки, но все равно проиграли в Братиславе - 2:0. Неприятный счет, но все равно верили в свои силы и, казалось, что мы сможем отыграться. Параллельно в ту пору шел чемпионат страны, «Спартак» проигрывал, и я мучился, что не могу помочь своей команде. А киевляне-«сборники» были освобождены весной 1976 года от чемпионата и спокойно готовились к кубковым встречам. Поэтому я набрался храбрости и попросил Лобановского отпустить меня в клуб играть. Ему это так не понравилось, что он решил меня отстегнуть от сборной и уже не хотел брать на ответную игру с Чехословакией, хотя в «Спартак» все же отпустил. Вопрос о составе, в конце концов, решался в ЦК партии, думаю, во многом за меня было то, что в 1971-м я был лучшим футболистом СССР, а в 1975-м вошел в тройку лучших после Блохина и Веремеева. Меня вернули, но дело это не спасло. Мы играли в Киеве и не смогли одержать победы - 2:2. Реванш не состоялся и в полуфинал прошли чехи.

- После этого матча Базилевич на пресс-конференции утверждал, что сборная СССР свою задачу выполнила, чем несказанно удивил отечественных журналистов…
- Знаете, и на самом деле главной целью сборной тогда были Олимпийские игры. Европа пала жертвой долгожданной олимпийской победы - Лобановский с Базилевичем чемпионат континента считали лишь этапом подготовки. Ну а я от дальнейших игр сборной был отцеплен, причем никто из штаба сборной меня своевременно об этом в известность не поставил, узнал эту новость случайно в «Лужниках» от руководителя пресс-центра в перерыве какого-то матча чемпионата страны. Вместо меня поехал Дато Кипиани, но и ему не дали сыграть ни одной игры, и он не получил в итоге даже бронзовую медаль, завоеванную сборной. У меня-то таковая была с 1972 года, а он очень обижался и не упускал потом возможности вспомнить об этом.

На Евро-2008 верю только в зенитовцев

- Евгений Серафимович, вы достаточно резко отзываетесь о нынешнем составе сборной, почему?
- Дело вовсе не в резкости. Мы все воспитаны бабушками, которые нам читали добрые сказки…Но когда я вижу, как отдыхают на лавочке Быстров и Павлюченко, как плохо играют Сычев, Колодин, Семшов, Игнашевич и братья Березуцкие, то совсем не понимаю, на чем же основана наша вера? Мы уже в том возрасте, когда сказкам-то не очень верится. На фоне всего этого при хорошей планомерной работе Адвоката очень выигрышно смотрятся зенитовцы.

Я, конечно, не знаю всех деталей тренировочного процесса в «Зените», но для меня показателем хорошей работы тренера является даже не замечательный результат - выигрыш Кубка УЕФА, а сам процесс прибавления мастерства каждым питерским игроком - я сосредоточусь на россиянах. Человек работал, были конфликты: трое загуляли перед матчем со «Спартаком», повязку капитанскую долго делили… Адвокат не особенно ввязывался в комментарии, раздуваемые прессой, и постарался загнать вглубь все эти конфликтные ситуации. У меня было впечатление, что, в конце концов, и он перестал верить в результаты своей работы в России - не отсюда ли подписание контракта со сборной Австралии? Команда прибавляла не очень споро, первый круг провела не особенно хорошо, и вдруг во втором круге проявился рисунок, «Зенит» обрел силу - и пошло-поехало…

Для меня работа тренера - это не только результат, а скорость прогресса футболистов. Совершенно очевидно, что Погребняк, Зырянов, Широков и Файзулин, придя в «Зенит», вышли совершенно на новый качественный уровень. Это говорит о выстроенности и планомерности работы в команде. Прекрасное внутреннее настроение и уверенность в своих силах еще никому не мешали готовиться к чемпионату Европы. Это тот допинг, который тебе дает возможность не бояться команды соперников, какого бы уровня она ни была.

Но «Зенит» такой один, а футболисты сборной из других клубов просто даже не попадают у себя в основной состав, поэтому веры у меня никакой в них нет. Мне возразят - мол, здесь тоже голландский тренер. Но Хиддинк появляется в стране на день-два, получает игроков для работы в последний момент, а Адвокат с ними ежедневно, и то, как я уже сказал, он полгода нарабатывал энергию для решительного рывка команды. А тут у Хиддинка в лучшем случае есть всего месяц подготовки к Евро, потому я и не верю в успешный результат.

Хотя победа «Зенита» ценна еще и тем, что нас теперь стали побаиваться в Европе. Один континентальный трофей получат англичане, а другой уже у питерцев. Испанский, немецкий, французский и итальянский футбол ничего не получили. «Зенит» родил уважение к нам, и его шесть игроков могут еще что-то изменить.

Совсем не пойму, почему не вызван Кержаков. Не хочется верить в «голландский заговор», ведь Александр, помнится, с трудом уходил в свое время из питерского клуба. Но он же сегодня лучше играет, чем Сычев и компания, хоть и не забивает. А Адамова с Кержаковым и сравнивать нечего - посмешище просто! Сам Кержаков ведет себя достойнейше, не выясняет отношений, хотя понятно, что он вернулся не за длинным рублем, а чтобы попасть на чемпионат Европы. Кержаков ведь тоже немало сделал, чтобы добыть путевку на финальный турнир ЧЕ - налицо двойные стандарты в отборе состава.

- Как будете болеть за сборную в финале?
- Я еду на турнир в Швейцарию и Австрию: хочу младшему сыну Коле показать, что такое большой футбол. Ему как раз в дни чемпионата исполнится восемь лет - вот такой подарок… Он сумасшедший болельщик и занимается в спартаковской школе. У нас билеты на все три игры нашей сборной и один матч четвертьфинала. Я в последние годы все время стараюсь посещать такие крупные турниры, у нас уже крепкая компания старых болельщиков. Знаете, я ведь до сих пор не могу забыть ощущения гордости за Россию, когда в Португалии на предыдущем Евро видел плакаты «Русские идут!» До дрожи проняло, когда 10 тысяч на стадионе пели наш гимн: туроператоры здорово подсуетились и предоставили каждому болельщику майку, на спине которой был отпечатан текст Гимна России. Стоишь на трибуне, а перед тобой спины предыдущих болельщиков и слова Михалкова на них. Звучало так, что просто мурашки по коже… Но проиграли. Хотелось бы, конечно, чтобы возродился дух советского футбола 1960-х, когда мы всегда были в четверке лучших. А пока будем просто болеть за наших.

sport-weekend.com

Подписывайтесь на Дзен-канал «Футбол России»


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
()


Информация:
Хотите высказаться? Зарегистрируйтесь, либо авторизуйтесь на портале! :)

Последние новости

-