Матчи Скрыть

Травматичность Урунова, Газизов, невыплата премий и крутость Рахимова. Поговорили с бывшим реабилитологом "Уфы"

Rusfootball.info публикует большое интервью c Надеждой Смирновой — бывшим реабилитологом ФК "Уфа", которая сейчас работает в московском "Локомотиве".
Фото: архив Надежды Смирновой
Вы узнаете:

- О причинах постоянных травм Остона Урунова
- Кто виноват в тяжелой травме защитника Табидзе
- Невыплатах клубом премий для футболистов и персонала
- Отношение Надежды к бывшему руководителю клуба Мурзагулову
- Почему футболисты "Уфы" были не правы, когда критиковали Рахимова
- Какие клубы РПЛ обладают лучшим медицинским составом в лиге

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ФУТБОЛИСТОВ


— Как себя чувствует Александр Сухов после травмы?

— Насколько знаю, Александр полностью набрал форму и присоединился к общей группе. Травма первоначально была несерьезной, в дальнейшем по ряду факторов он её усугубил. Отчасти, я беру вину на себя, но, что было, то было. Слава богу, у него все хорошо, мы справились и восстановили его.

— Олег Дзантиев перенес операцию. Сейчас его нет в заявке ни в одной из команд "Уфы". Что с ним?

— Мы общаемся с Олегом, всегда узнаю, как он восстанавливается. Ещё в процессе восстановления, который проводит дома, потому что у "Уфы" нет возможности, специалиста, который мог бы заниматься его реабилитацией.

Восстановление после разрыва передней крестообразной связки — длительный процесс. Им сейчас занимается реабилитолог у него дома. Теперь он занимается спортивными специфическими упражнениями, тренируется, но отдельно от команды. В скором времени должен присоединиться к общей группе.

— Джемал Табидзе вернется лишь к концу этого года. Его повреждение сразу было настолько серьезным?

— Повреждение его первоначально было тоже несерьезным. Там больше со стороны тренерского штаба происходил достаточно сильный прессинг в его сторону. Медицинскому штабу, наверное, нужно было поговорить с тренерским, чтобы на начальном этапе пресечь дальнейшие повреждения, но сыграл роль тот факт, что некому было выходить на поле. Наш прекрасный Джемал Табидзе должен выйти на игру и доиграть до конца сезона, он доиграл, и вот последствия. Сейчас он также находится на реабилитации.

— В чем суть этого прессинга?

— Да, он жаловался, что его беспокоит коленный сустав, что тяжело справляться с нагрузками. Посчитали нужным, что если не сломан, значит, может.


— В чем причина травматичности Остона Урунова?

— Он пришел из "Спартака" не в самой лучшей физической форме. У него сразу же после первой тренировки, а это была смена поля с натурального на искусственное, начались проблемы со спиной. Возможно, в силу того, что не было каких-то углубленных обследований, которые должен всегда назначать врач. Все начало тянуть, одно за другим. В дальнейшем у него начались травмы, в том числе задней поверхности бедра, которым мы занимались.

У Остона, возможно, нет представления о том, что каждая травма несет за собой профилактику. Не так, что ты восстановился, а дальше ничего не делаешь. В этом тоже была большая проблема: мы его заставляли, стояли над ним, чтобы он хоть что-то делал. С его стороны не было видно самоотдачи. Поэтому был рецидив травмы. Все мы видели, как он быстро закончил последнюю игру.

После окончания чемпионата его отпустили домой. Дополнительные обследования, к сожалению, ему не делали.

— Урунов сможет играть нормально, если изменит подход к делу?

— Конечно. Он знает все свои проблемы, ему об этом все говорили. Мы делали какие-то тестирования. Было понятно, над чкм ему нужно работать. Ему выдавались все программы, у него были программы от "Спартака", потому что у него была та же самая травма там.

К сожалению, он сейчас не понимает всей важности и серьезности ситуации.

— В одном из последних матчей прошлого сезона серьезную травму получил Неманья Милетич. На следующую встречу он уже вышел в основе, как так получилось?

— У него был сильный ушиб. Нам показалось, что у него может быть перелом ребра, но все обошлось. В принципе, при правильной первой помощи, он быстро восстановился, да, он пил обезболивающее, чтобы боль его сильно не беспокоила во время игры, но играть она ему не мешала. В принципе, там не было ничего серьезного, просто сильный ушиб.


— Перед австрийской частью сборов резко пропал Жамалетдинов. Что с ним случилось?

— Я поддерживаю с ним связь, но на тот момент я спрашивала и мне ответили, что многие повторно заболели коронавирусом. Слава Кротов тоже некоторое время был в Уфе. Серьезной травмы вроде бы у Жамалетдинова не было.

— В минувшем сезоне были ли случаи, когда игроки выходили на уколах?

— Табидзе. Последний матч перед операцией он играл на уколах. Неманья Милетич из-за того, что у него был сильный ушиб.

— Кто среди футболистов "Уфы" наиболее серьезно относился к профилактике и реабилитации после травм?

— Константин Плиев. Мы понимали друг друга с полуслова, он никогда не задавал мне никаких вопросов по поводу того, зачем ему выполнять упражнения, зачем ему нужно дополнительно заниматься после каждой тренировки мышцами корра, прессом и спиной. Он с удовольствием сам после тренировки просил поработать дополнительно, просил составить программу в зал.

Без проблем всегда все выполнял Филип Мрзляк. У него не было серьезных травм, но профилактикой мы занимались и занимались без вопросов. С его стороны нытья никогда не было.

Выделю ещё и Морозова, хоть он уже не в "Уфе". Он, наверное, единственный, кого я каждый день до тренировки видела в зале, на собственной разминке. Обычно ребята сидят в раздевалке и не выходят, пока кому-то не скажешь лично.


— Возвращение Дмитрия Сысуева спустя год. Благодаря чему он вернулся?

— Слава богу, его травмы закончились после зимнего перерыва. Когда мы были в Турции, я в тот момент поняла, что если его за уши не вытягивать, то никак не получится. Обычно было так: он восстанавливался, у него все хорошо, мы занимались профилактикой, он говорил: "Все, у меня ничего не болит, зачем ты мне нужна" (смеется). И впоследствии у него что-то случалось. Как у любого специалиста, у меня есть чувство собственного достоинства. Ты вроде хорошо работаешь, но у тебя спортсмен сначала получает одну травму, потом другую.

Я уже конкретно работала с ним, сказала: "Дима, мы можем ругаться каждый день, но теперь ты будешь стабильно за полчаса до тренировки заниматься профилактикой". Меня поддержал тренерский штаб, тренер по физподготовке Райнер Мюллер. Мы очень здорово сработались, я дополнительно проводила ему профилактику, затем проводила её у всей команды и плюс мы составили индивидуальные программы. Наверное, он на этом вылез. После этого его ничего не беспокоило, серьезных травм не было. Это очень здорово.

— Кто был самым хулиганистым в команде?

— (смеется) Наверное, Сысуев. У меня только с ним были постоянные проблемы в том плане, что ему постоянно приходилось объяснять, заставлять, ругаться с ним. Он очень хороший человек и футболист, но у них есть такая проблема, как лень, поэтому на этом фоне получаются такие недопонимания, почему его заставляют что-то делать. А так, в принципе, серьезных проблем не было.

— Кто был самым крепким игроком в клубе?

— У Бауэра была очень хорошая физподготовка, у Андрича, никогда ни на что не жаловался. Голубев никогда у меня не был, у Жамалетдинова только один раз был ушиб. Хотя Жамалетдинов не в самой лучшей физподготовке по силовым показателям, но травмы его обходят стороной.

Всё, что связано с "Уфой"


Травматичность Урунова, Газизов, невыплата премий и крутость Рахимова. Поговорили с бывшим реабилитологом "Уфы"

— Была информация, что вы устроились в "Уфу" по протекции Марии Буровой из «Зенита», которая ранее работала в клубе. Это так?

— Да, на тот момент, им нужен был реабилитолог, и так как Бурова осталась в хорошем отношении с руководством, она предложила мою кандидатуру. Далее я связалась с руководством и договаривались сама.

— Касаемо Буровой. Болельщики "Зенита" критиковали её за большое количество травм. Заслуженно?

— Нужно понимать, что это профессиональный спорт и травмы случаются. Я считаю, что она работает там не одна, командная работа — от врача до реабилитолога, тренерского штаба, там должно все быть сопоставлено. Конечно, у них больше возможностей, оборудования, чем в "Уфе". Я считаю её хорошим специалистом, она считается топовым в стране. Думаю, если и случались травмы, не думаю, что по её вине.

— С кем из футболистов "Уфы" на связи и за кем следите персонально?

— В принципе, со всеми поддерживаю связь. У нас остается совместный чат. Мне интересно их здоровье, я слежу, на какой стадии восстановления находятся те, кто на реабилитации. Когда уходила, то сказала, что они всегда могут обратиться ко мне за помощью. Я всегда рада буду помочь им, потому что сейчас в клубе нет реабилитолога.

— Расскажите о причинах своего ухода из "Уфы". Были слухи, что вы не сработались со штабом Стукалова.

— Не то, чтобы не сработалась. Я не имею никаких претензий к ним, у них свой подход к тренировочному процессу, но, скажу так, у меня было несколько другое представление после того, как ушел Рашид Рахимов. Там мы хорошо сработались с тренером по физподготовке, выстроили свою тактику, профилактику, индивидуальные программы для каждого из ребят, что было действительно правильным. Тренерский штаб у него был европейским. Европейцы, как я считаю, всегда идут на голову вперёд. У них всегда можно многое перенять, что я и сделала. Это очень помогло нам в работе, помогло в том, что у нас в принципе не было серьезных травм. По таблице травматизма в РПЛ, мы были командой с самым низким процентом.

Поменялся тренерский штаб, поменялась структура работы. Убрали все, что было раньше. Наверное, это тоже дало свой отпечаток, и я поняла, что мое развитие здесь как специалиста закончится.


— Можно ли сказать, что если бы в "Уфу" не пришел Стукалов, вы бы остались?

— Наверное, да. Мне очень нравилось работать с тренерским штабом, который был до него. Мы очень хорошо сошлись во взглядах на работу, мне было максимально комфортно, я открыла для себя много нового, возможно, что-то и они переняли от меня.

Для многих ребят это был свой опыт, потому что они пришли из других клубов, это не касается европейцев, которые всё это уже знали. Но наши ребята, особенно молодые, для них всё это было полезным.

— Ваше место в "Уфе" занял Артур Каримов, что можете о нем сказать?

— Артур — прекрасный специалист. Он больше склоняется к физподготовке и к поздним этапам восстановления, не ранним, наверное. Он находится в клубе с самого начала, видел работу многих реабилитологов. Думаю, у него много накопленных знаний, которые помогут клубу. Но, если что, я никогда не отказывала в помощи.

— Отразилось ли тяжелое финансовое положение "Уфы" на вас?

— Когда я приходила, у меня не было высоких требований, мне была интересна сама работа, потому что это взаимодействие с командой, опыт. На мне это никак не отразилось. Всё, что я хотела получить от клуба, получила. Знания, опыт, который я переняла, теперь можно применять на уровне выше.

— Были ли какие-то невыплаты в "Уфе"?

— Не выплатили премии, которые обещали за победы, ничьи. Никому из ребят, мне — подавно, не выплатили. Обещают, конечно, но пока что так.



— Кто к вам проявлял симпатии во время работы в клубе?

— (смеется) Это был мужской коллектив, скорее всего, мне казалось, что будут внимания и нужно сразу поставить себя как специалиста, который пришел сюда работать, а не гулять. Я всегда такое сразу пресекала. Не скажу, что у кого-то появлялась симпатия, мы только работали.

— Что писали фанаты в социальных сетях?

— Мне скидывали несколько публикаций, особенно после того, как я уже покинула клуб. Что меня, мол уволили, что я не справлялась. Первое время меня это задевало. Я потом просто успокоилась и перестала это читать. Это всегда было, есть и будет. Особенно, в футболе. Мы ещё не находимся на первых позициях, а тем, кто идет в первой пятерке, там вообще, наверное, не дают право на ошибку. Там наверняка ещё тяжелее и ещё жестче.

Отвечаю ли болельщикам? Я оставляю без внимания. У каждого свое видение, нет смысла себя оправдывать. Если я читаю, то я просто делаю выводы, над чем мне сделать акцент в своей работе, чтобы больше это не повторилось.

— Насколько влияет на восстановление футболистов перенесенный Covid?

— Была проблема, когда я пришла в клуб, они были после локдауна и сидели дома. На вопрос, какая программа у вас была по физической подготовке, ответили, что её практически не было. Многие дома крутили лишь один велосипед. Когда все начали выходить и возвращаться в работу, это также происходил не поэтапно, нагрузка не была дозирована, у игроков появились проблемы. При старте чемпионата физическая подготовка у футболистов была низкой.

Когда они начали бегать, то показатели были низкими. Особенно, когда пришел Мюллер, который протестировал их со своей позиции и согласился с тем, что у них низкий уровень.


— Насколько работа с футболистами отличается от того, что вы делали до этого?

— Наверное, больше со стороны. Объяснять, для чего нужна та или иная нагрузка. Все мы знаем, что многие футболисты не любят много напрягаться и работать. Для них не понятно, что если тренировка на поле идет по 1-1.5 часа, то реабилитация может занимать по 2-2.5 часа каких-то сложных упражнений, которые им действительно делать тяжело. Если им ещё приписывают профилактику, которая также отнимает у них 20 минут времени. Здесь начинается опыт в психологии, ведь тебе нужно правильно объяснить, что это нужно делать.

Каждый день были одни и те же вопросы: "Зачем мне это делать?", "Зачем мне тренировать плечевой пояс, когда я играю ногами?" и так далее. Наверное, в таких моментах закаляется терпение.

Самое интересное — спортспецифические упражнения. Ты смотришь матч, запоминаешь, какие движения больше всего совершает футболист, какие движения чаще всего вызывают травмы. Разумеется, ты стараешься к ним максимально подвести, отработать, чтобы они не вызывали такие проблемы. Это заставляет тебя думать, структурировать работу и постепенно на этом фоне повышать нагрузку, а затем выпускать на поле. Дальше думать о том, какую профилактику подобрать для спортсмена, чтобы в дальнейшем не происходил рецидив.

Газизов и Мурзагулов



— Какое мнение сложилось о Шамиле Газизове и Ростиславе Мурзагулове?

— С Мурзагуловым не общалась, я только присутствовала с ним на закрытии сезона. Мнение о нем неоднозначное. Не особо положительное. Не впечатлил он меня как человек, особенно, как руководитель.

Насчет Шамиля Камиловича могу сказать, что он достаточно хороший спортивный менеджер и понимает, что будет лучше для клуба. Возможно, он иногда чересчур эмоциональный, но человеком я его считаю хорошим.

— В чем заключалась неоднозначность Мурзагулова?

— Наверное, в его поведении. Как он себя вел, как он разговаривал с игроками на общих собраниях. По мне, нужно вести себя более сдержанно, потому что это в любом случае пример для ребят и, наверное, они должны более серьезно воспринимать, чем посмеиваться и вообще не воспринимать слова, которые он говорит.

Мед.службы клубов РПЛ



— Какой клуб Премьер-лиги обладает сильнейшей медслужбой?

— Думаю, "Рубин" и "Динамо". В чем выражается? Если брать "Рубин", у них очень хорошее медицинское обеспечение. Леонид Слуцкий понимает, что медицина является основополагающей частью здоровья спортсменов, там очень тщательно за этим следят, говорят, что он уделяет этому большое внимание. Там не экономят на здоровье спортсменов, там и процент травм не такой большой.

В "Динамо" тоже очень хорошие специалисты, много оборудования возят с собой. Когда мы были в Турции на сборах, я отводила к ним ребят, чтобы сделать инъекции PRP. Мало того, что они беспрепятственно помогали ребятам из других клубов, так они ещё и подсказали, что лучше всего сделать. Им потом это помогло.

Я не раз говорила, что медицинский штаб в "Уфе" оставляет желать лучшего.

— Были ли случаи, когда в "Уфе" не знали, что делать и приходилось обращаться к коллегам?

— К сожалению, я только этим и занималась целый год.


— Есть ли симпатии к какой-то команде?

— Таких нет, конечно, нужно стремиться работать там, где находится сильный тренерский и медицинский штаб.

— Обязательна ли процедура вакцинации в "Локомотиве"?

— Я прививалась, но процедура не является обязательной.

Почему игроки "Уфы" не правы в ситуации с Рахимовым



— Почему после зимней паузы резко сдал Андрич?

— Нет, у него нет проблем со здоровьем. Насколько я помню, он заболел на сборах в Турции. У него были проблемы в эмоциональном плане, потому что от него многое требовалось. Все-таки, Рашид Рахимов достаточно эмоциональный тренер и он достаточно жестко ему объяснял. Видимо, он впечатлительный и ему иногда было тяжело справиться с криками, требованиями. Он сам говорил, что не любит, когда на него кричат.

— Некоторые игроки затем говорили, что не считают Рахимова тренером из-за такого поведения. А как это смотрелось со стороны?

— Я скажу так. Это спорт и в любом случае тренер не должен быть гладеньким и пушистым, гладить по головке. Да, он эмоциональный, возможно, в какие-то моменты было бы правильно разговаривать с игроками, а не кричать. Тогда, наверное, на то не было времени. Мне сторону ребят было не понятно.

Он много, что принес в команду, поменял структуру игры. Когда сменился тренерский штаб, ничего кардинально не изменилось, все осталось тоже самое, просто они, наверное, выдохнули психологически. Вся игра, которая была у "Уфы", осталась от него. Он многое улучшил.

Со стороны игроков было неправильно затем высказывать, что они не принимают его за человека, что он признавал только свой тренерский штаб. Он достаточно грамотный футболист, тренер, просто нужно было к нему прислушиваться. Я считаю, что это мужской вид спорта и, возможно, когда он кричал, нужно было переварить это в себе и сделать выводы, либо пойти с ним на контакт и дальше строить с ним работу, говорить, что кому не нравится.

Для меня странно, когда ребята в открытую начали так говорить. Я считаю, что это было неправильным. Со стороны того, что он эмоциональный... Да, с этим не поспоришь.

— Что больше всего понравилось в работе ФК "Уфа", а что меньше всего?

— Больше всего понравился период с Рахимовым и тренерским штабом. Я считаю, что это было самое лучшее время. Именно подход, тренировки. Было интересно.

Не понравилось медицинское обеспечение. Я думала, что в клубах Премьер-лиги будет больше внимания и, наверное, специалисты более квалифицированные, который отвечают полностью за здоровье спортсмена, занимают место главного врача. Но так не случилось.

В том же "Урале" писали, что были проблемы с медицинским штабом, но в этом сезоне они их исправили и взяли нескольких хороших специалистов. В "Уфе" все пока осталось так же.


   Автор:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(3)

Последние новости

-