Матчи Скрыть

Дмитрий Скопинцев: не верьте тем, кто говорит про Аршавина плохо. Это отличный человек

Хавбек "Ростова" Дмитрий Скопинцев рассказал о своем пути в футболе, о тренировках в системе "Динамо" и "Зенита".

– Многие думают, что вы воспитанник «Зенита».

– Это не так. В питерский клуб я попал из «Динамо», где провел четыре года и только оттуда перешел в «Зенит». Начинал же в Воронеже. Обычная футбольная секция при общеобразовательном лицее, где я учился. Ходил на тренировки четыре раза в неделю и потихоньку втянулся.

– Кто первый раз отвел на тренировку?

– Сестра Оля. Когда мне было семь лет, она заметила, что я постоянно что-то пинаю, находясь дома. То носки сверну в мячик, то бумажку скотчем обмотаю. В итоге не выдержала, взяла меня за руку и повела на тренировку. До десяти лет занимался только в лицее, а потом попал в воронежскую спортивную школу №15, где пробыл до 13 лет.

– После – переезд в Москву.

– На турнир «Черноземье» приехали селекционеры из разных клубов, наблюдали за моей игрой. Люди из «Динамо» позвали меня к себе. Уже тогда понял, что хочу стать футболистом, и просил маму отвезти меня на просмотр в какой-нибудь московский клуб. Она у меня врач-терапевт, очень много работала, поэтому была постоянно занята. К счастью, мечта все-таки исполнилась, и я переехал в Москву. «Динамо» было идеальным местом, чтобы полностью сконцентрироваться на футболе и вырваться из Воронежа.

– В «Динамо» вы всегда играли за старший год.

– Так получилось, что меня взяли в группу 1996 года рождения. Но я не затерялся, никогда не боялся конкуренции. Всегда старался проявить себя, «умирал» на тренировках и внимательно слушал тренеров – Александра Точилина и Кирилла Новикова. С первого дня понимал: либо я справлюсь с трудностями, либо придется попрощаться с мечтой.

– Мама поддерживала?

– Да. Она меня воспитывала сама, без отца, и всю свою небольшую зарплату вкладывала в меня. Например, покупала мне лучшие бутсы, которых не было даже у ребят с богатыми родителями. Старалась всегда радовать.

– В «Динамо» условия для молодых поразили?

– Все было супер! Мы жили практически в центре Москвы, нас полностью одели, четыре раза в день кормили. Были все возможности для развития, плюс платили стипендию.

– Сколько?

– 8 тысяч рублей. Для 13-летнего парня – хорошие средства. К тому же я стал играть за юношескую сборную, там тоже платили. На эти деньги я жил, а все «динамовские» отправлял домой.

– В итоге из «Динамо» вы все-таки ушли.

– Да. В Санкт-Петербург переехал летом 2014-го. А за полгода до этого меня признали лучшим игроком академии «Динамо» среди всех возрастных групп. На традиционной церемонии награду мне вручил Гурам Аджоев, меня назвали главной надеждой клуба. Мне было важно такое признание, ведь я максималист. А потом вдруг что-то пошло не так. Я ждал развития ситуации, но динамовское руководство предложило очень скромный контракт. На эти деньги в Москве хорошо жить тяжело. В это время появился вариант с «Зенитом». Питерцы выполнили все мои пожелания, обеспечили квартирой, помогли найти работу маме. Речь не идет о какой-то большой сумме, поэтому мне до сих пор непонятно, почему в «Динамо» мной никто не дорожил. Особо хочу отметить, что меня позвали тренироваться с основой «Зенита», которую тогда тренировал Андре Виллаш-Боаш.

– В Питере пришлось тяжело?

– Там я провел самый счастливый год в своей футбольной жизни. С первых тренировок понравился Боашу и даже дебютировал за «Зенит» в товарищеском матче против «Лилля». Помню, тогда я заменил Аршавина, заработал пенальти, и мы победили. Многое дали и игры в Юношеской лиге УЕФА. Хочу выделить партнеров по взрослому «Зениту». Аршавин и вовсе взял меня под свою опеку, многое подсказывал. До сих пор с ним часто общаемся. Не верьте тем, кто говорит про него плохо. Это отличный человек. Недавно виделись с ним в Турции, где у «Ростова» был сбор. Его «Кайрат» жил с нами в одном отеле. Андрей Сергеевич увидел меня, сам подошел, обнял, спросил, как дела. Еще отметил бы Тимощука. Мы с ним оставались после тренировок, дополнительно занимались. В том «Зените» все были простыми ребятами.

– Именно Тимощук дал совет переезжать в Европу?

– Он просто сказал, чтобы я не боялся, что всегда успею вернуться обратно. Я чувствовал, что у меня есть шанс в «Зените», но «Лейпциг» сделал хорошее предложение, к тому же я не боюсь вызовов. Лучше сделать и пожалеть, чем ничего не сделать.

Советский спорт


   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(3)

Последние новости

-