"Два часа орали друг на друга". Кикнадзе – о грехах Семина, печатных машинках Лосюка и том, чего не простит фанатам

На громадное интервью Юрия Семина ненавистный гендиректор спустя месяц ответил своим. Все, что достойно внимания, в нашем пересказе.
Диалог с Кикнадзе, который трудно даже проскроллить, вышел там же, где и программное интервью Семина – с гендиректором «Локомотива» четыре часа говорил Юрий Голышак из «СЭ».

О расставании с Хеведесом


Василий Кикнадзе заявил, что Бенедикт хотел покинуть «Локомотив» еще прошлым летом. Главным мотивом была семья, Хёведес хотел больше времени проводить с женой, но та пожелала жить только в Германии. «Зимой была возможность подписать контракт в Италии — отказались категорически: «Только Германия!» Дошло до ситуации конфликтной и напряженной. Хеведес просто сказал — «Я не прилечу». Делайте что хотите».

Чего не простит фанатам


Кикнадзе рассказал, какая из форм протеста фанатов возмутила его сильнее всего: «Когда начали бомбить партнеров клуба — «откажитесь от партнерства, не сотрудничайте с «Локомотивом». Ребята, у вас претензии к руководству клуба? Можете его не принимать. Но желать родному клубу проблем — это, мягко говоря, не патриотично...».

Кикнадзе не ощущает ненависть фанатов. Он считает, что люди, которые участвуют в акции протеста – это не все болельщики. «Другие просто не так громко говорят. От многих слышу слова поддержки», – утверждает гендиректор.

Обвинил Семина в том, чего он не говорил. Или говорил?


Отвечая на вопрос о том, какие моменты истории ему до сих пор непонятны, Кикнадзе приписал Семину то, чего он никогда нигде не говорил: «Не могу для себя сформулировать, как так получилось, что бренд «Семин» полностью закрыл бренд «Локомотив»? А заявление Палыча, что «Локомотив» — это Семин» - вообще история неприемлемая».

Игорь Рабинер, автор единственного большого интервью Семина после отставки предположил, что директор перепутал это интервью с его текстом по поводу ухода Семина. Рабинер, конечно, мог запутаться в своих бесконечных текстах, но в интервью такой фразы Юрия Палыча действительно не выходило.

"Два часа орали друг на друга". Кикнадзе – о грехах Семина, печатных машинках Лосюка и том, чего не простит фанатам

Однако инсайдер Иван Карпов утверждает, что фразу «Локомотив» - это я» Семин произнес на совете директоров. Правда, в таком случае стоило прояснить.

Кикнадзе заступается за Лосюка: Андрей ему не родственник, а друг; торговал не обоями, а печатными машинками


Гендиректор развеял мифы о «продавце обоев», но не сказать, что сильно поднял его в глазах общественности.

«Совершенно несправедливая атака на Андрея Лосюка. Если следовать логике, Семину надо было просто подавать заявление в прокуратуру. Раз уж заявляет, что в клубе заняты распилами и казнокрадством.

Андрей 8 лет отработал в Wyscout. У него огромный объем информации, Лосюк знает и людей, и рынок. А как бизнесмен он… Помните фирму Olivetti? Это мировой бренд, выпускавший в первую очередь пишущие машинки. Вот Лосюк отвечал за работу компании в Восточной Европе, Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Андрея я знаю 40 лет. Мы вместе учились».

Считает, что Семин хотел привести в руководство своих людей


Отвечая на вопрос о причинах атаки Семина на Лосюка, Кикнадзе предположил следующее: «Моя версия — Юрий Павлович имел свои планы по формированию руководящего состава клуба. Были свои надежды. Которые вдруг не сбылись.

Для клуба это не нормальное желание. Все вокруг — не наше, а РЖД. Мнение РЖД для нас самое главное».

О том, какой крутой Набиль Мерабтен


«Известный в футбольном мире человек! Очень хорошо разбирается в футболе, в том числе и российском. Познакомил меня с целым рядом игроков и тренеров первой величины. Парадоксальный ум. Море информации. Полторы сделки, к которым Мерабтен имел отношение, были отработаны как часы. Без него не было бы ни Жоау Марио, ни Мурило».

Кикнадзе также рассказал об игроке «Казанки» Иване Галанине, который борется с заболеванием суставов. «Набиль узнал о ситуации Галанина и организовал от «Реала», который мучается с тем же заболеванием, персональное видеопослание Ване: «Держись, ты вернешься!»

«Два часа стояли на улице и орали друг на друга не стесняясь в выражениях»


Такой получилась попытка разговора с Семиным, который говорил, что всегда будет за игроков. Кикнадзе, по его словам, орал, что всегда будет за клуб.

Почему упустили Хвичу


«Тяжелый урок, как надо работать с агентами. Все фиксировать моментально. Договорились? Сразу на бумагу! Агент Кварацхелии к «Локомотиву» больше не приблизится».

Говорит, что Семин не мониторил состояние игроков (отсюда травмы) и определял программу тренировки за завтраком


«Перегрузка! Я запросил тренировочные планы на зимние сборы. Получил в ответ смешной документ. Просто пустой. Ничего в нем не было. О каком развитии говорить, если ты определяешь сегодняшнюю тренировку за завтраком?


Одиннадцать футболистов получили так называемые «бесконтактные мышечные травмы». Прямое следствие отсутствия мониторинга. Когда веришь, что все способен определить на глазок. А объем информации такой, что на глазок уже нельзя, все!»

Считает провальной Лигу чемпионов: Семин запорол показ Миранчука


«Ни одну задачу в Лиге чемпионов не решили. Ни по месту, ни по показу футболистов. Сюда же Абидаль с Бакеро приезжали, смотрели в матче с «Байером» на Миранчука Но игры с «Байером» дома и «Атлетико» в гостях нам не удались.

Игроки были слишком утомлены. Точно могу сказать — больше никогда не хочу испытывать те чувства, которые испытал на игре с «Атлетико». Выходить на поле, чтоб с нами делали, что угодно — а мы старались на зубах отбиться».

Почему Семину не купили тех, кого он просил


Комличенко: «Наши аналитики считают, что игрок стоит столько-то — а нам дают предложение от агентов, которых предлагал главный тренер, явно завышенное».

Еременко: «Просили за него ровно в два раза больше, чем мы готовы были заплатить. Его история тоже не пошла в плюс».

Бассогог: «Он не собирался никуда уезжать. Абсолютно нереально. Причем, понятно было с самого начала. А мы с какой только стороны ни заходили. Вызвав у китайцев онемение напополам с удивлением. Они уже ответили «нет» — а мы не можем угомониться! Причем, от самого Юрия Павловича доверенные лица пытались этим заниматься. С тем же результатом».

Почему Кикнадзе был против перехода Дзюбы


Проблема с финансовыми запросами (зарплата 4 млн евро) и череда скандалов за Артемом (раздевалка – это очень важно).


У Ильи Геркуса уже готово опровержение: «Дзюба стоил бы 3 млн, в перерасчете на 9 месяцев аренды - 2.25 млн евро. И причем тут раздевалка и какие-то старые скандалы?»

Почему не хочет говорить с Геркусом


По словам Кикнадзе, чем глубже он смотрел в оставленное наследство, тем меньше оставалось желания говорить с ним. Окончательно пропало желание общаться с Геркусом возникло после того, как он залез в контракты. «Внимательно на них посмотрел. Сравнил то, что мы обсуждали на совете директоров, с тем, что увидел».

Почему не нажился на пушке для тренировки вратарей


«Кто-то в разговорах цену на эту пушку завысил раза в два. Может, Заур Хапов. Стоит 12 или 13 тысяч долларов. Вместо 25».

Сетьен, Блан, Рибери, Венгер, Икарди


«Кике Сетьена рассматривали еще до «Барселоны». В последний момент добавился Лоран Блан. Здесь еще и вопрос цены и условий работы.
С Рибери сидели, ужинали. Обсуждали возможность трансфера в «Локомотив». Но трансферный комитет сказал: «Не стоит. Горячиться не будем...»

Встречу с Венгером организовал Мерабтен. Вместе ужинали в Ницце, Венгер специально туда прилетел. Поразило, насколько глубоко он знает «Локомотив». Венгер был в моем списке. Мы понимали, какие должны быть условия, чтоб его звать».

Икарди — это романтическая байка. Мы просто по финансам не потянули бы его контракт. Но фамилия фигурировала, это правда».

Роман Гуськов, Николай Екатеринчев, Rusfootball.info

Фото: ТАСС / Олег Бухарев, Столица С, Федор Успенкий / СЭ


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Автор:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(3)

Последние новости