Откровения футбольного медика: новая метла – новые идеи

Откровения футбольного медика: новая метла – новые идеиВо второй половине ноября, помимо уволенного из «Спартака» Унаи Эмери, лишились работы и два главных тренера клубов АПЛ – «Челси» и «КПР». Любая отставка подобного рода влечёт за собой неопределенность – и для игроков, и для медицинского штаба. Предлагаем Вашему вниманию любопытный взгляд на эту проблему многоопытного английского врача-физиотерапевта, который предпочел выступить анонимно.

Впрочем, анонимность разоткровенничавшегося медика весьма условная. Во-первых, он сам не скрывает, что является ведущим врачом-физиотерапевтом одного из двух клубов АПЛ, на днях отправивших в отставку своего наставника, а во-вторых, сообщает о себе: «У меня более чем пятнадцатилетний опыт работы в профессиональном футболе на высшем уровне – в Премьер-лиге, довелось и в еврокубках познать радость побед…»

Так что, наш автор – это либо Найджел Кокс из «КПР» (на фото слева), которому теперь предстоит искать общий язык с Гарри «Гудини» Реднаппом, либо (что еще вероятнее) Джон Фирн из «Челси» (на фото справа), в одночасье оказавшийся под началом Рафаэля Бенитеса.

Итак, слово «анонимному» футбольному медику:

Откровения футбольного медика: новая метла – новые идеиОткровения футбольного медика: новая метла – новые идеи«Что тут сказать: в нынешнем сезоне первые тренерские отставки в Премьер-лиге заставили ждать себя чуть дольше обычного. Хотя позади лишь треть сезона, в клубах начали беспокоиться за итоговые результаты: кто-то боится вылететь из АПЛ, кто-то – лишиться шансов на завоевание трофеев, но в обоих случаях кадровые перемены должны быть своевременными, иначе можно не успеть наверстать упущенное на старте сезона.

С приходом нового главного тренера в клубе начинаются многочисленные организационные изменения, и спортивным физиотерапевтам и медикам нужно к ним приспосабливаться, без этого не выживешь. Уход привычного тренерского и административного штаба может привести к ломке не только привычной каждодневной учебно-тренировочной работы, но и работы медицинской бригады. Все мы, медики, невольно ожидаем каких-то изменений в порядках, в стратегии реабилитационных мероприятий, в том, как новый наставник будет с нами общаться… Но самое, пожалуй, большое влияние на работу медицинского штаба оказывает резкое изменение содержания и режима тренировок.

Внезапная для организма футболистов смена режима тренировок обычно приводит к резкому увеличению нагрузок на медиков вследствие роста травматизма. Тренировочный процесс – важнейший фактор, обусловливающий физическую форму, готовность футболиста к играм, и тут тяжелыми последствиями для здоровья чреваты и перебор, и недобор физических нагрузок, и даже простое изменение привычного комплекса упражнений. Достаточно изменить объём или интенсивность тренировок (особенно, если сделать это в короткие сроки), и игроки перестанут нормально восстанавливать свою физическую форму к очередным играм, будут выходить на поле утомлёнными, вялыми, с «забитыми» мышцами. Следствием станет повышенная подверженность травмам.

В небольших клубах низших лиг зачастую вообще один медик совмещает все должности – и физиотерапевта, и специалиста по реабилитации, и тренера-консультанта по физподготовке… Такому человеку волей-неволей приходится постоянно работать в плотном контакте с главным тренером. Была некогда и у меня подобная ситуация, когда я был единственным медиком, отвечавшим за здоровье первого состава небольшой команды, а тут в ней сменился главный тренер, и уверенность в своём будущем я, в общем-то, потерял. Соответственно, мне ничего не оставалось, как на практике доказывать свою состоятельность, как медицинского специалиста, чтобы не лишиться работы.

Вообще, когда приходит в команду новый наставник, приходится приглядываться к нему внимательно, чтобы понять, чего он хочет от клубного врача, дабы приспособиться к нему и к его требованиям…

Ну а в «больших» клубах, там, как ни странно, проще, там медики достаточно защищены. Есть, как правило, начальник медицинского штаба – опытный профессиональный врач или физиотерапевт, – подчиняется он непосредственно совету директоров и несёт ответственность за работу всей медицинской бригады. Такая схема сейчас принята в большинстве клубов Премьер-лиги, где работают по четыре-пять медиков узкого профиля; да и в «чемпионшипе» многие клубы могут себе позволить содержать по два-три специалиста.

Их контракты вовсе не обязательно привязаны к контрактам тренеров, и организационно они от них не зависят. Фактически, они [по сравнению с тренерами] относительно защищены [от увольнения]. К тому же, эти ребята неплохо зарабатывают и поддерживают тесные дружеские отношения с игроками, – так уж повелось у большинства врачей и физиотерапевтов в [английских] клубах. Соответственно, увольнять их и приглашать других – себе дороже.

Всякий новый тренер первым делом хочет установить в команде свой, новый порядок, привнести коренные изменения. За этим нового тренера и приглашают. Вот только тренер на тренера не приходится: все они разные, у каждого свой подход, в частности, и к проблеме травм и травмированных, и к роли медперсонала в том, что касается предупреждения этих травм.

Доводилось мне работать и с такими тренерами, которые считали травмированных игроков исключительно либо симулянтами, либо чуть ли не саботажниками, умышленно получающими травмы, лишь бы не отрабатывать свои контракты. Соответственно, они требовали, чтобы все травмированные являлись на работу к 9:00 утра (задолго до «здоровых» игроков) и безотлучно оставались на тренировочной базе до 16:00, когда тренировки заканчиваются, дабы максимально осложнить им жизнь. Хуже такого «режима лечения» для здоровья игроков – разве что прямое членовредительство. Ну и мне ничего не оставалось делать в такой ситуации, кроме как до четырех вечера резаться с травмированными в карты, просто чтобы скоротать наше время … Что обидно, они меня еще и обыгрывали, как правило!

Большинство тренеров из тех, с кем мне довелось работать, прекрасно находили со мною общий язык: интересовались здоровьем травмированных игроков, темпами и сроками их восстановления, даже иногда ходатайствовали за них перед руководством, если у игроков, например, не хватало денег на дорогостоящее лечение. Некоторые даже до крайности доходили, стараясь детально вникнуть во все медицинские вопросы.

Помню, один игрок получил серьезное рассечение головы, так тренер мне не верил на слово, что он вполне может в следующей игре – через два дня – сыграть всего лишь с защитной повязкой, боялся, как бы он это рассечение не усугубил, заставил заказать игроку защитный шлем, как у Петра Чеха. В результате в первом тайме игрок был сам не свой – из-за того, что нормально сыграть мяч головой не мог. В итоге, в перерыве шлем сняли, наложили дополнительно несколько швов, перевязали ему голову – и он совершенно нормально дальше играл.

Возвращаясь к вопросу о налаживании взаимопонимания и рабочих отношений с новым главным тренером, очень важно в первые же дни с ним познакомиться и обсудить всё от и до: чего именно он от тебя и от твоей бригады медиков и физиотерапевтов ждёт. Я, лично, бывал часто приятно удивлён готовности многих тренеров терпеливо выслушивать моё мнение, сформировавшееся за время работы в клубе, и не вмешиваться в работу медицинского отдела до поры до времени, если её результаты их устраивали. То есть, большинство тренеров не склонны сразу же привносить в нее какие-либо серьезные изменения.

Если ты выполняешь свою работу хорошо и тренер это видит, то он и не станет ничего менять. Фактически даже вы можете оказать новому тренеру и пришедшим с ним новым людям неоценимую помощь, рассказав много полезного о характере и индивидуальных особенностях игроков, о том, какие методы работы с ними практиковались в команде раньше, и о том, какие из них полезно сохранить. Медицинский кабинет нередко становится тем местом, куда стекаются все сплетни и слухи, гуляющие в команде, и тренеру-новичку бывает реально полезно своевременно узнавать о них от врача.

Увы, я знаю случаи, когда клубные медики, в том числе, и весьма авторитетные, не находили общего языка с новым руководством и увольнялись. Это становилось либо следствием настолько серьезных несовпадений во взглядах, что дальнейшая совместная работа была бы просто бессмысленной, либо безоговорочного желания тренера привести с собой своих людей.

Но, в реальности, очень редко врачи следуют за тренерами. Зарплаты у медиков невысокие, и мы не можем себе позволить ждать месяцами, а то и годами, пока уволенный босс найдет себе новую работу. А если он её вовсе не найдёт?!»

Источник: The Secret Footballer

Комментарий Rusfootball.info:
Возникает, возможно, несколько обидный для автора-анонима вопрос: а всегда ли полезно «долгожительство» медицинского штаба в клубе, его бессменность, в отличие от штаба тренерского? В московском «Спартаке», например, долгие годы работают российский спортивный врач Михаил Вартапетов и китайский знахарь Лю Хуншен. Они пережили целую вереницу тренеров, и всю дорогу команду преследуют травмы, и все их на «синтетику» «Лужников» не спишешь… Но это так, к слову…

Роль главного тренера в добываемых командой результатах Леонид Федун как-то оценил на уровне 10%. А насколько, по-вашему, значима роль главного врача клуба, претендующего на что-то серьезное, в фактических результатах выступлений команды? Вариант, когда под видом врачей в команду проникают засланные конкурентами вредители, прошу не учитывать...


Перевел и попытался осмыслить Григорий Агасферов

Подписывайтесь на Дзен-канал «Футбол России»


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(7)

Последние новости

-