Сергей Галицкий разговорился: о Мамаеве, любви к футболу и России

Владелец «Краснодара» впервые за год дал большое интервью и рассказал Елизавете Осетинской массу интересного. О том, почему Мамаева не будет в его клубе, о слезах из-за футбола и как Галицкий относится к политике

О построенном стадионе


– Я люблю футбол, а невозможно играть на асфальте, нужно играть на стадионе. Все большие стадионы вызывают впечатление, но когда ты приближаешься, у тебя не должна пропадать эмоция, вау-эффект. Ты должен иметь его таким же. Для этого мы рискнули, пошли на отделку дорогими материалами. Мы отнеслись к людям с уважением. Мы не ставили сетки как для ловли обезьян. Мне говорили, что я сумасшедший, что сейчас все это будет разорвано, выкинуто, что открытый экран разобьют. Что набегут вандалы, готы, гунны – я не знаю, кто там.

– И в целом так и бывает.

– Не бывает так в целом. Если ты относишься к людям с уважением, то большая часть людей готова отдать тебе это же. Поэтому мы пошли по этому пути.

Я удивлен, что все стадионы выполнены как функциональные, холодные, бетонные вещи. Потому что очень мало что может дать эмоции в 21-м веке. Футбол – это эмоции без либретто. Поэтому они гладиаторы 21-го века: они дают эмоцию, человек не знает, чем все закончится. Ты эти 90 минут больше ни о чем не думаешь в жизни. Современный мир очень тяжелый с эмоциональной стороны – да, мы за пищу уже прекратили бороться, и питание, наверное, у всех уже есть, но такая эмоционально нагруженная жизнь сейчас стала. Раньше 90% людей работали в тяжелых физических условиях, им было не до эмоциональных переживаний.

Я в детстве играл в футбол. Для нас футбол был частью жизни. Я плакал один раз в жизни – когда Франция проиграла ФРГ по пенальти в 1982 году – в основное время счет был 3:3. Даже не знаю, что со мной случилось. Болеешь всегда все равно только за свою сборную, но когда она дальше не проходит, все равно есть команды, которые нравятся. Там было великое созвездие: Рошто, Сикс, Лякомб, Жанвьон, Женгини, Тигана – имена, которые для нас, мальчиков, были какими-то космическими звездами. Ты не можешь не переживать это все.

Об отношении к футболу в России


– Перед этим разговором я советовалась с футбольным функционером, который мне сказал: «История современного российского футбола – это история грандиозного распила». Согласны?

– Вы знаете, люди, которые говорят про распил, они вообще, мне кажется, непозитивны от рождения уже. Вот каждый день они просыпаются – у них ветер с камнями и дождь идет за окном. Вы мне хотите сказать, что в России воруют? Ну во всем мире воруют. Вы хотите сказать, что футбол состоит из воровства? Да нет, футбол состоит из забитого гола, футбол состоит из этих мальчиков, которые выходят на арену и которые собирают по 40-50 тысяч. Футбол состоит из того, что наша лига – шестая в Европе.

Сергей Галицкий разговорился: о Мамаеве, любви к футболу и России

Люди, которые мало что делают, привыкли мазать черной краской. И легче всего рассказывать про то, что все разворовали, все куда-то подевалось, ничего не осталось и так далее, так далее. Но это неправда. Я вижу, что наш футбол развивается точно, я вижу великолепное будущее. Просто, наверное, терпение – это такое тоже редкое качество, которое нам не очень свойственно, мы хотим все и сегодня. Ну с чего, если европейцы вкладывают в футбол больше денег – ну с чего мы должны их обыгрывать? Нам надо прекратить рассказывать про запилы-распилы – просто тупо работать каждый день, пробовать улучшать свои школы, пробовать искать дарования, пробовать работать с тренерским составом, пробовать платить детским тренерам в школе больше, пробовать отправлять их на тренировки – и когда-то будет результат.

Почему не будет Мамаева в «Краснодаре»


— «Краснодар» практически сразу объявил, что расторгнет контракт с Мамаевым.

— У нас были на то свои причины. Это все, что я могу сказать. Как бы я ни относился к человеку, я не хочу влиять на решение суда своими дополнительными словами. Поэтому все, что мы можем сделать, – это молчать до того момента, пока не определит суд. Наши отношения с Павлом – это наши отношения с Павлом. Но российская тюрьма — это не санаторий на берегу моря. Это достаточно сложное для человеческой жизни испытание. И я не хотел бы быть тем человеком, который к этому дополнительно прилагает руку.

У нас 11 тысяч мальчиков, и они должны знать, что с тех, кто станет футболистами, не будут спрашивать как с обычных людей, потому что они являются примером для простых мальчиков. За это им платят такие деньги. Если они думают, что живут в обществе и они свободны от него, то надо к классику обращаться. Когда их фамилии на стадионах выкрикивают десятки тысяч, это налагает на них обязательства – хотят они этого, не хотят, они должны это понимать. Как любой богатый человек, как я, мы ограничены в каких-то вещах, которые могут быть позволительны, извините за такое слово, более простым людям. И если вы не хотите этих ограничений, то, пожалуйста, идите в другую жизнь. Пожалуйста, не надо зарабатывать столько денег, не надо быть кумирами для десятков тысяч.


Но если ты уже пришел туда, то ты должен понять одно: эти 11 тысяч мальчиков ложатся спать, кладут свою голову на подушку и думают о тебе как о кумире. И твоя поведенческая модель должна этому соответствовать. Особенно в таком клубе, как наш. Где у нас 11 тысяч мальчиков надевают майку «Краснодара», и многие в ней ложатся спать. И они должны знать, что неправильно бить стулом человека по голове, неправильно втроем-вчетвером бить лежачего человека. И хотим мы, не хотим – мы обязаны на это реагировать. При этом мы тут не святые, совершаем в своей жизни ошибки. И я не желаю Павлу зла. И я хочу, чтобы это для него быстрее все закончилось

О сборной России на Чемпионате мира и паненке Смолова


– Когда Россия не прошла дальше на последнем чемпионате, у вас не было таких эмоций[, какие были после поражения Франции от ФРГ]?

– Нет, конечно, потому что Россия выступила очень достойно.

– Но там же не хватило чуть-чуть....

– Я чуть по-другому отношусь. Для меня победа вторична после того, как ты выходишь с открытым забралом. Ты должен показать, что ты сильнее. И когда в финале какого-то турнира одна команда играет вторым номером, садится, а первая постоянно атакует, мне вторую команду не жалко. Если ты вышел в финал и если у вас примерно одинаковый бюджет, то ты должен иметь мужество играть первым номером, атаковать. Если ты хочешь не просто поставить себе кубок, а доказать всем, что ты сильнейший.

Мы не были сильнейшими. Мы играли вторым номером. Мы сделали страну счастливой, когда прошли... Конечно, я был счастлив, что мы прошли испанцев. Но мы [и так] сделали много. Наверное, побеждать на чемпионате мира должна команда, которая играет в атаку, в которой играют лучшие футболисты, чтобы мальчики могли мечтать о звездах. Должны выигрывать команды, которые показывают, что такое настоящий футбол. И у России этот шанс есть. Мы сейчас все занимаемся детским футболом, у нас есть шанс вырастить поколение ребят, которые будут претендовать на золото.


Смолов? Говорить о непопадании в ворота – это как-то странно. Они по 100 000 раз за карьеру не попадают в ворота, это просто было очень болезненно. Но вы никогда не попадали в шкуру человека, который идет бить пенальти. На него смотрят миллионы. И решается судьба. Легче всего потом проклинать. Взять ответственность и подойти к этому удару – это тоже мужество. Промазать может любой. И великие мазали. Пенальти всегда будет лотереей. Это был просто не его день. Так бывает.

О России


Русские никому ничего не должны. Они не должны доказывать, что они нормальные. Если кто-то думает, что они ненормальные, им самим надо к врачу идти. Мы всякие. Мы и сумасшедшие, и несумасшедшие. Мы красивые и некрасивые. Резкие и нерезкие. Мы просто огромная нация, которая влияет на этот мир как положительно, так и отрицательно. Мы не можем быть нормальными или ненормальными. Мы русские, россияне. И мы никому ничего доказывать не будем.

И мы не будем перед европейцами расшаркиваться: ребят, да мы нормальные, да возьмите нас в свое сообщество, да мы тут хорошие. Мы сами себе должны быть на уме. Мы должны быть людьми, которые не отправляют своих лучших футболистов за границу, чтобы все увидели, что мы нормальные. Мы должны становиться богаче. Мы должны получать эмоции в своей стране. Мы должны ее любить. Мы должны ее изменять.

Об отношении к делу


- Я считаю, что мы вообще все правильно сделали (речь о продаже «Магнита»). Ну подумайте сами: я провинциальный парень из 20-тысячного городка Лазаревское, служил в армии, поступил случайно в университет, потому что опоздал на третий экзамен. Это потрясающе – то, что удалось сделать. Никакой рефлексии не будет. Когда ты все рабочее время тратишь на поиск возможностей, у тебя, к сожалению, не откладывается, что было каждый день. Мозг запоминает только то, что для тебя важно. А когда мы строили компанию всей бандой, для нас было важно только будущее. И все, что мы проходили, не откладывалось. И я раз сто жалел об этом – что мне нечего вспомнить.

Уважать меня – ок, восхищаться – я не думаю, что можно мной восхищаться. Я думаю, что человек, который по 7-8 часов стоит на ногах и делает операцию на сердце и которого никто не знает, заслуживает больше восхищения. И я здесь не играю – есть более видные специальности, есть менее видные. Нельзя восхищаться бизнесменами – это такой же род деятельности, как учитель, как водитель.

Про политику России


- Я родился в России, я гражданин России. Есть такие условия игры, в которых я живу. Если не нравится, я собираю манатки и уезжаю за границу. И говорю: мне не нравится жить в этой стране. Если это я моя страна, то я должен принимать то, что в ней происходит.

Это всегда важнее, чем какие-то внешние пертурбации, которые всегда заканчиваются. Крым-рым, что попало, но когда-то заканчивается.

Позиция по Крыму? Я всегда принимать буду позицию политического руководства страны. Если она мне не нравится – я собираю вещи и уезжаю.

Нас общество загнало в том, что мы должны сильно зависеть от того, что происходит в политике. Но есть люди, которым 50 с лишним лет, для которых важно, что сегодня вечером будет футбол. И важно посмотреть тренировку 14-летних и что из них вырастет. И от этого получаешь положительную энергию.

А ленты новостей: продали Аляску за 300 миллионов, берберы напали на китайцев, все прочее – это не твоя жизнь. Твоя жизнь – это что-то придумать. Я хочу построить красивые парки в Краснодаре, чтобы мы просто жили жизнью обычных людей и гордились своим городом, его дорогами. Я спросил мэра, губернатора: можно я это сделаю? Мне говорят: да. И мне это нравится, что они положительно относятся к тому, что я, богатый человек, здесь живу, что-то делаю.

Григорий Каленов, Rusfootball.info



Фото: newkuban


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(10)

Последние новости