«Тебе ещё повезло, китаец, уезжай домой». На суд Кокорина и Мамаева пришли Пак с Гайсиным

Шестой день главного судебного процесса 2019-го посетили люди, из-за которых дело и получило такой широкий резонанс: чиновники Пак и Гайсин рассказали, кто и как бил, кто и что говорил, а братья Кокорины пытались извиниться.
Фото: © Авилов Александр/АГН "Москва"
Пока утром все восхищались сенсационной победой «Аякса», в деле Кокорина и Мамаева никаких неожиданностей не случилось: Мосгорсуд, как всегда, отклонил апелляцию защиты на содержание футболистов под стражей до 25 сентября. Александр Кокорин был к этому готов: подсчитывал время выступления прокурора и настраивался на философский лад.

«На пальцах посчитал, сколько заняла речь прокурора. Это 37 секунд! 37! Понятно, что подставить можно каждого, отправить на это дело... Вон, охранник стоит у двери, он тоже может выступить.

Хочу каждому сказать. Можно работу потерять, но главное – себя не потерять. Главное, придя вечером домой, относиться к себе так, что этот день провел достойно. Надеюсь, что прокурор, придя домой, будет доволен. Наверное, он к этому шел по карьерной лестнице»


Днём же продолжились слушания, которые уже успели приесться, однако шестой день процесса стал особенным. Ведь заговорил проверивший на себе прочность стульев в Кофемании и почувствовавший силу удара Александра Кокорина (увы, не по мячу) чиновник Минпромторга Денис Пак. И как заговорил.

Пак обрисовал уже многократно описанную другими участниками процесса шумную компанию из 10 неадекватных пьяных людей, не забыл про девушку, которая извивалась на Кокорине-старшем. Катализатором конфликта стали выкрики «гангам стайл», которые Пак не сразу, но принял на свой счёт. На вопрос о том, действительно ли «гангам стайл» был обращён к нему, Пак получил утвердительный ответ, после чего сделал компании замечание. Чиновник заявляет, что нецензурных слов и оскорблений не допускал, а лишь сказал ребятам, что они «ведут себя как хамло». Дальше начался экшн.

«Кирилл Кокорин подошел и начал выражаться. Александр Кокорин взял стул и, желая нанести максимальный вред моей жизни и здоровью, нанес удар сверху в область головы. Я видел прекрасно, что А. Кокорин целится мне в голову.

Я подставил руку, поэтому удар пришелся как по моей руке, так и по голове. Кирилл Кокорин начал наносит удары в область головы. Это избиение длилось несколько минут.

Да, были выкрики: «Убью», «Тебе повезло, что остался жив». А.Кокорин повернулся и очень агрессивно сказал, что я китаец, и это сопровождалось бранью.

А.Кокорину было весело, он веселился, он смеялся. Его эта ситуация позабавила

Когда компания уже покидала заведение, Кирилл Кокорин повернулся ко мне и повторил, что я – китаец. Это все сопровождалось нецензурными выражениями. Никакой градус агрессии со стороны этой компании снижен не был.

Мне был поставлен диагноз закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, скол эмали передних зубов»

После полугода в СИЗО настрой братьев Кокориных по отношению к Паку поменялся.


Фото: ТАСС


«Еще раз хотел бы извиниться за действия в кафе. Также готов возместить моральный и материальный ущерб. Если есть такая возможность, хотел бы примириться с вами. Понимаю, конфликт неприятный. Но хотел бы извиниться по-человечески».

Извиниться решил и Кирилл Кокорин, но получилось, как всегда, не очень.

«Я бы тоже хотел извиниться за свои действия и реакцию. Можно было отреагировать иначе»

Казалось бы, причём тут Мамаев? Однако вслед за Паком выступил директор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин, которому досталось как раз от Павла.

«Когда я понял, что инцидент с Паком, я его успокоил и встал между ними. Пытался словами ситуацию успокоить. У меня была дискуссия с Протасовицким и со свидетелем. Просил успокоиться и перевести все в цивилизованную форму общения. Я пытался выяснить, вызвали полицию или нет. Я отвлекся, и в этот момент произошел удар от Мамаева. Потом Протасовицкий применил удушающий прием, стал удерживать за шею.

Все эти действия были какие-то… подошел, ударил, отбежал. За что? Почему? Как? Я никого не оскорблял».

Гайсин также подтвердил, что Кирилл Кокорин настоятельно советовал Паку уезжать в Китай, и что компания говорила, что чиновнику ещё повезло.

Павел Мамаев сегодня не сыпал остротами и шутками и также заявил о желании примириться.

«Для каждого из нас это останется уроком на всю оставшуюся жизнь. Не знаю, как вы восприняли мои извинения. Я могу подтвердить, что мои действия, да и действия всех ребят, все это понимают, были не совсем правильные. Вся та ночь, все ту утро были не совсем правильными. Но это не значит, что мужчинам – вам, Денису Климентьевичу, Виталию Соловчуку до конца своей жизни держать обиду на нас. Это не те действия, которые принесли непоправимый вред вам и остальным потерпевшим.

Если будет возможность с вами примириться когда-нибудь, я бы этому был бы рад. Мы бы нашли взаимопонимание и с вами, и с Денисом Паком».

Однако здесь до примирения дело не дойдёт, в отличие от ситуации с Аязом Гулиевым. Американец оказался намного проще, чем Пак с Гайсиным, да и сам Аяз спохватился вовремя: он не только находится на свободе, но и вернулся сегодня в основную команду «Спартака».

«Надеюсь, что наша встреча окажется переломной для него. Для меня она точно была переломной, хотя и в другом смысле. Появилась возможность закончить эту мерзкую историю красиво, и мы ей воспользуемся. Мы вместе решили направить большую сумму благотворительному фонду в республике Дагестан и столько же общественным организациям здесь в Москве. Аяз, не разочаровывай меня!» – написал в своём Фэйсбуке потерпевший Майкл Коул.

При подготовке публикации были использованы материалы «Спорт-Экспресса»

Роман Гуськов, Rusfootball.info


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(2)

Последние новости