Матчи Скрыть

Мартин Йиранек: «Спартак» спасут болельщики

Поделиться новостью в Телеграмм Поделиться новостью во Вконтакте Поделиться новостью в WhatsApp
Мартин Йиранек: «Спартак» спасут болельщикиВ нынешнем составе «Спартака» чешский защитник Мартин Йиранек не только один из самых возрастных и опытных игроков, но и один из немногих старожилов, переживших непростые времена постоянной смены тренеров и руководителей, ведь в стан красно-белых он перешел в середине сезона 2004 года.

Так что званием капитана «Спартака» Йиранек обладает совершенно справедливо. После стартового отрезка чемпионата России Мартин встретился с корреспондентом «Спорта» и поделился мыслями относительно игры своей команды, вспомнил Черчесова и Титова, порадовался успехам армейцев на европейской арене, а также предвосхитил собственное возвращение на большую европейскую арену ближайшей осенью.

Место встречи, удобное для нас обоих, мы с Мартином обдумывали почти сутки — в итоге Йиранек предложил небольшое итальянское кафе в самом центре столицы. Теплый апрельский вечер, Садовое кольцо, модник Йиранек в солнцезащитных очках не опаздывает ни на секунду. Столик у окна подальше от шумных компаний, заинтересованные взгляды официантов, кофе и кока-кола. Отличная атмосфера для задушевной беседы…

Без ярких стартов

— Мартин, почему-то многие ваши одноклубники выбирают для интервью именно итальянские кафе и ресторанчики. Это у вас какая-то традиция, что ли?
— Нет-нет, — смеется Мартин. — Это простое совпадение. Я просто думал, где можно было бы поболтать, а здесь хорошо, да и живу я недалеко отсюда, ехать удобно, без пробок…

— Так вон же, через дорогу — чешская пивница. Почему не там?
— Туда я тоже иногда хожу, но редко.

— Старт чемпионата для вашей команды многие оценивают неудовлетворительно. А вы сами как думаете?
— Конечно, хотелось бы к данному моменту набрать очков на пять больше, чем у нас сейчас есть, но если посмотреть с другой стороны — перед нами еще 26 игр, поэтому все впереди. Но самое главное сейчас, конечно — ни в коем случае не терять очки, только набирать их.

— Когда в январе только появился проект календаря, лишь ленивый не обратил внимания на сложный старт «Спартака», которому в первых трех турах предстояло встретиться с «Динамо», «Зенитом» и «Локомотивом». Как считаете, может быть, с другими соперниками стартовать было бы проще?
— Возможно, если бы не такое начало, очков у нас сейчас действительно было бы больше, но ведь нам в любом случае пришлось бы играть с этими соперниками в течение сезона. И если бы мы проиграли тому же «Динамо» позже, ничего хорошего в этом тоже не было бы. Ошибаться никогда нельзя, нужно заставлять ошибаться других, тогда все будет нормально.

— Все три этих клуба — «Динамо», «Зенит» и «Локо» — перед сезоном заявили о претензиях на чемпионство. По играм, которые вы против них провели, кто больше всех соответствует таким амбициям?
— Пока больше всех мне понравился «Зенит», хотя и динамовцы против нас очень хорошо играли. Пока еще рано говорить о чемпионстве, в сезоне много раз все может перемениться.

— Слова Валерия Карпина после матча с «Динамо» о том, что «игра была равна», вы поняли правильно? В том смысле, что в России такая футбольная присказка есть…
— Да-да, понял (ухмыляется).

— А в Чехии каких-то подобных крылатых футбольных выражений нет?
— Что-то не припомню ничего такого. Так давно уже не выступаю в чешском чемпионате, что даже не знаю, как и что сейчас там обсуждают тренеры команд. А в прошлом, повторюсь, ничего такого не помню.

— Такое резкое высказывание тренера подстегнуло? Или, может быть, обидело команду?
— Все знают тренера Карпина, все знают его манеру общения с журналистами, так что никаких проблем не возникало.

— То есть команда это восприняла не так, как футбольная общественность?
— Именно. Хотя мы, разумеется, сами были недовольны своей игрой, тем, что не показали то, что должны были показать.

— Кстати, в прошлом сезоне ведь тоже стартовали плохо: после домашней ничьи с «Зенитом» проиграли «Кубани», и понеслось…
— Насколько я помню, за все то время, что я играю в «Спартаке», мы ни разу не стартовали хорошо! Возможно, у нас не получается сразу после межсезонья и сборов переключиться на чемпионат. А потом, когда и погода становится теплее, и поля — лучше, мы начинаем играть по-другому.

— Можете самый лучший старт за ваши годы в команде вспомнить? Или все неважные?
— Не вспомню. Ни разу не было яркого старта у «Спартака». Начало чемпионата — не наше.

Ковач хотел в Европу

— Вы седьмой год в команде. И вы для клуба, и клуб для вас — уже целая эпоха…
— Пожалуй, да. Я немало времени провел здесь, но хотелось бы провести еще больше. Посмотрим, как это будет. Пока же для меня это очень хорошее время. Я всегда всем был здесь доволен.

— Откуда в прошлом году брались разговоры о том, что вы ищете себе новую команду?
— Возможность того, что я уйду из «Спартака», действительно существовала. У меня тогда истекал срок действия контракта, и не было ясности, как и что будет дальше в «Спартаке». А другие команды делали предложения. Но это все происходило по ходу сезона, а мне совсем не хотелось бросать команду в такой период. Потом буквально через небольшой промежуток времени я договорился со «Спартаком» по новому соглашению.

— В 2008 году у вас тоже было непростое время, когда из-за травмы ахиллова сухожилия вы долго не играли и даже могли закончить…
— Да, почти весь год играл на уколах, потом настал такой момент, когда боль уже было невозможно терпеть. Меня отправили на операцию, прооперировали оба ахилла. Все прошло хорошо, но я пропустил полгода, и возвращение действительно сопровождалось трудностями. Не мог играть полноценно: выходил на матч, на два, потом снова пауза…

— Мне в тот период приходилось слышать от некоторых людей, что у Йиранека, дескать, погас огонек в глазах, и ему будет сложно вернуться теперь на свой прежний уровень. Было ли на самом деле что-то такое?
— Нет, наоборот. Хотя, когда восстанавливался и только возвращался в игру, было временами очень сложно. Какое-то время даже думал, стоило ли делать операцию, считал, что она мне не помогла. Но прошло время, боль прекратилась, и появилось сумасшедшее желание играть как можно больше. А еще в тот период я понял, что здоровье — это самое важное. Пока оно есть — надо играть, а вот когда его не будет — тогда и начнутся трудности.

— Правда ли, что Радослав Ковач, когда покидал Москву, уговаривал вас тоже уйти из «Спартака»?
— Нет-нет-нет, не было такого никогда. У каждого своя голова на плечах, как он мог меня уговаривать!

— А сложности в отношениях с Микаэлем Лаудрупом у него действительно возникали?
— У Радека точно было большое желание поиграть в каком-нибудь европейском чемпионате, потому что он в Россию приехал из чемпионата Чехии. В отличие от меня, допустим, ведь я до «Спартака» играл в итальянском первенстве и знал, что это такое. Ковач же очень хотел попробовать силы в Европе. Поэтому он хотел уйти, а потом появилась и возможность, когда пошли предложения.

— Только вот сейчас у его «Вест Хэма» в английской премьер-лиге дела идут не особо хорошо…
— Да, в этом году они борются за выживание, и в «Спартаке» у Радека были совсем другие задачи, но, тем не менее, это все-таки чемпионат Англии. Когда он перешел туда в полугодичную аренду, ему там очень понравилось, поэтому он и решил остаться в Туманном Альбионе.

— Отношения с ним ведь наверняка поддерживаете?
— Поддерживаю, когда получается. Вот вчера он мне звонил, а я не мог ответить, сегодня стал перезванивать — теперь он не берет трубку. А так буквально несколько дней назад разговаривали.

— Как он там, не падает духом?
— Две или три последние игры, которые они проиграли, были очень важными для них. Впереди у «Вест Хэма» есть еще несколько матчей, но им будет, конечно, сложно.

Пять тренеров в «Реджине»

— Валерий Карпин — ваш шестой тренер в «Спартаке» за шесть лет…
— Да, но мне не привыкать. Когда я играл в Италии, за четыре года в моей «Реджине» тоже поменялось пять-шесть тренеров.

— Ничего себе!
— За свою карьеру я столько наставников повидал, что постоянная смена тренеров в «Спартаке» не стала для меня новинкой. Можно сказать, это даже вошло в привычку, и уж точно не удивляет совершенно.

— Но ведь это так сложно: Скала, допустим, был одним, Старков — совсем другим. Приходилось постоянно перестраиваться?
— Честно скажу, проблем с этим никогда не испытывал.

— Получается, это хорошая черта вашего характера, потому что многие игроки не находят общего языка с новыми наставниками и уходят из команды.
— Выходит, что так. Бывают игроки, которые с одним тренером играют хорошо, а когда приходят другой, перестают играть.

— Смена тренеров давалась «Спартаку» нелегко. Насколько команда вынуждена была обращать на все это внимание? Как сильно отвлекалась?
— Я думаю, каждый относится к этому индивидуально. (В этот момент у Йиранека звонит мобильный.) О, как раз Радек Ковач звонит! Привет, привет! (Йиранек переходит на чешский.) Послушай, перезвоню тебе минут через сорок, сейчас у меня интервью, тебе, кстати, привет из России! Так вот, мы о сложностях говорили… Здесь каждый, повторюсь, воспринимает все по-своему. Кто-то принимает проблему близко к сердцу, даже если она его лично не касается. Если же говорить обо мне и моем отношении, то я считаю, что такие вещи — это отчасти нормальное явление, и происходят они везде.

— И когда Титова с Калиниченко выгнали — это тоже нормально?
— Нет, конечно. Тогда, на мой взгляд, можно было поступить по-другому. Но люди все разные, и тренер поступил так, как посчитал нужным.

— Каким-то общекомандным мнением по этому вопросу никто не интересовался?
— Ну как… Все, конечно, недоумевали, как такое могло произойти. Но тренера тогда тоже поменяли, буквально через два-три матча.

— Сейчас в «Спартаке» есть тот, кто играет роль «дядьки-наставника», которую исполняли как раз Титов и Калиниченко? Или теперь она на ваших плечах?
— Трудно сказать, хотя если смотреть по возрасту, то из самых «пожилых» в команде остались я и Стипе Плетикоса, а по длительности пребывания в команде — это опять же я и Никита Баженов, ну еще Саша Павленко, но он в аренде. Раньше, конечно, ситуация была другой.

— Существует такая версия, что все вторые места «Спартака» — это божья кара за то, что в команде плохо обходились с тренерами и игроками. Вы верите в какие-то подобные вещи? Или только в очки-голы-секунды?
— Может быть… Всегда чего-то не хватало, самую малость. Но с другой стороны, в какой-то ситуации кажется, что кто-то сверху вмешивается в ход событий, а в следующий раз посмотришь — все совсем иначе выглядит. Но футбольный бог суще­ствует, я думаю.

— Кстати, снова вспоминая Ковача — теперь вашим главным напарником и другом в команде стал Марек Сухи?
— Мы с ним знакомы пока еще очень мало, общаемся, потому что говорим на одном языке. И он, конечно, пока не такой мне друг, каким был Радек. Потому что с Ковачем мы играли еще до «Спартака» в молодежной сборной Чехии, знакомы были года три. Но Марек очень хорошо осваивается в команде, видно, что умный парень, быстро учится всему.

— Его выход с «Зенитом» отчасти оказался незапланированным, ведь накануне сломался Мартин Штранцль…
— Со Штранцлем вместе мы играем уже столько лет, знаем друг друга очень хорошо, а с Мареком только немного поиграли на сборах. Но никаких проблем, как мне кажется, у нас во взаимодействиях не было.

— После возвращения в строй Штранцля Сухи может сыграть в опорной зоне?
— На сборах его на этой позиции ни разу не пробовали, но, насколько я знаю, в «Славии» он иногда играл опорного полузащитника.

Карпин похож на Петржелу

— Личность Валерия Карпина — самая яркая в российском футболе?
— Пожалуй, да, так и есть.

— Раньше в Италии, Чехии или, может быть, здесь, в России приходилось сталкиваться с подобными людьми?
— В Чехии похожей личностью был Властимил Петржела, я работал с ним четыре года, он дал мне шанс в большом футболе. Они с Карпиным чем-то очень похожи.

— Чем же?— Если взять именно работу с командами, то оба они дают шансы молодым игрокам, на игру настраивают похоже.

— В плане эпатажа публики у них тоже много общего…
— Может быть.

— Самоуверенность Карпина передается команде?
— Да, хотя это больше необходимо молодым игрокам, у которых пока нет опыта, особенно перед большими ­играми.

— А вас не смущает то, что эта самоуверенность тренера порою граничит с некоторым нахальством?
— Понимаете, Карпин — он такой. И все его принимают таким уже давно. Я не знал его как игрока, видел только записи матчей с его участием — но, судя по всему, он и в те времена вел себя так же. А человек меняться не может.

— Вы когда-нибудь видели или слышали, как он общается с журналистами?
— Нет, если честно, только интервью его читал.

— Специфический стиль общения, я скажу.
— (Смеется.)Ну ведь люди все разные.

— Как думаете, ему трудно совмещать два поста в одном?
— Не могу за него отвечать, это надо у него спросить.

— Тогда просто представьте: утром и вечером у вас тренировки, а днем вам необходимо преобразиться в делового человека и решать совсем иные вопросы. Вы бы как долго протянули?
— Никогда не думал об этом, но это, наверное, тяжело.

— Валерий Георгиевич с вами советуется как с капитаном?
— Да, и не только со мной: в случае необходимости он может поговорить с любым игроком.

— Можете вспомнить какой-то совет, который вы, игроки, дали Карпину?
— Советов мы не даем, он просто интересуется, как у нас дела в плане нагрузок, усталости…

Источник: Еженедельник "Спорт день за днем"

Автор: Татьяна Копылова


   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
|


Информация:
Хотите высказаться? Зарегистрируйтесь, либо авторизуйтесь на портале! :)
27 ноября
-