» » Сергей Хусаинов: в матче «Зенит» - «Ахмат» всплыли проблемы понимания судьей сути футбола

Сергей Хусаинов: в матче «Зенит» - «Ахмат» всплыли проблемы понимания судьей сути футбола

Эпизод с удалением Уциева и незасчитанным голом всё ещё вызывает споры, мы решили сделать максимально возможную разборку этого эпизода, которую попросили оценить судью ФИФА Сергея Хусаинова
Судья ФИФА Сергей Хусаинов
- Сегодня с помощью технологий эпизод с фолом Уциева был разобран: как нами, так и Дмитрием Егоровым в Чемпионате почти как убийство президента Кеннеди. Вчера вы утверждали, что красной карточки не было – сегодня изменили своё мнение?

- Нет, остаюсь при своём. Поясню поподробнее: нарушение было неумышленным. Уциев не желал, не делал никаких намеренных действий с целью нарушить правила.


Диспозиция игроков на момент начала пересечения траекторий


Произошла смена направления бега игроком «Зенита» в его стремлении выйти на голевую позицию. К примеру, в легкой атлетике, если ты пересекаешь кому-либо траекторию при беге – ты являешься нарушителем. Но в футболе такое неприменимо.

Оппонент по эпизоду, Уциев, в силу объективных причин к этому оказался не готов. Тут не было никаких намеренных действий с целью остановить атаку «Зенита». Произошло непроизвольное касание ноги атакующего игрока. И это сбило с шага игрока «Зенита».

Момент касания игроков, и положение Азмуна в момент начала нарушения правил (Уциевым) на поле. А также - оценка длин полос (порядка 5.5 метров шириной каждая), по которой будут оцениваться все следующие эпизоды


Да, нарушение правил тут было. Но, на мой взгляд, это никак не вписывается ни в строгость наказания «удаление».

- Что, строго говоря, есть «фол последней надежды»?

- Все дисциплинарные санкции, а фол последней надежды относится к ним, все они должны иметь под собой желание игрока совершить фол. Это умышленные действия футболиста, направленные либо на срыв атаки, либо агрессивные действия с целью, или с возможностью нанести травму другому игроку.



Все остальные столкновения, если они произошли без явного умысла – дисциплинарно не наказываются. В футболе ведь происходит множество столкновений и нарушений, и по разным причинам: например, один оказался быстрее, другой – медленнее. Или кто-то опоздал и промазал, либо по неосторожности наступил на ногу сопернику – они ведь происходят часто. Но самое главное в них, что нужно понять судье – был ли умысел у футболиста действовать так?

И вот умышленные нарушения правил дополнительно подвергаются не только фиксации нарушения, но ещё и дисциплинарным санкциям.

Фол последней надежды должен быть изначально предумышленным действием. Игрок «Ахмата» должен был иметь умысел нарушить правила. А он этот умысел никак не проявил. Тут было очевидно непредумышленное касание игрока.

- Тогда за что, по-вашему, тут могла быть желтая карточка Уциеву?

- За то, что он пусть и по неосторожности, но сорвал явно опасную атаку. Я подразумевал что желтая карточка Уциеву за этот эпизод – это, на мой взгляд, максимально возможное для него наказание. Только потому, что была перспективная и очень острая атака, которую он, пусть и по неосторожности, он остановил с нарушением правил. Но это при максимально строгом отношении к эпизоду.

А в принципе это по большому счёту был простой игровой эпизод. И тут вполне можно было обойтись и простой фиксацией фола. Ведь перенеси его в середину поля – оно бы ничем не отличалось, и разговоров о карточке бы в принципе не возникло.

Можно было давать желтую. Можно было и не давать. Но это никак не красная карточка.

- На стоп-кадрах мы специально обозначили позицию судьи. Там, где он в принципе был от эпизода. Он мог этот момент видеть и адекватно оценивать?

Позиция судьи на момент первого паса в атаке "Зенита". Расстояние оценивается по количеству полос на поле


- Конечно же нет. Конечно-же рефери отстал от игрового эпизода. Всегда нужно находиться от момента не более чем в 10 метрах. Ведь даже если ты и ошибаешься, но находишься рядом – и игроки и болельщики обычно воспринимают это решение как более авторитетное.

Ориентировочная дистанция от эпизода до судьи на момент передачи. Расстояние оценивается по количеству полос на поле


Когда же ты находишься от игрового момента на расстоянии более 10 метров, а ещё и смотришь эпизоду либо «в спину», либо «в лицо» - ты как судья подвергаешь себя риску принять совершенно неверное решение. Просто потому, что ты занял не ту позицию, из которой сможешь адекватно оценивать его.


Последний кадр с судьёй в моменте, когда он ещё не оказался настолько далеко от эпизода, что просто выпал из телекартинки. Расстояние оценивается по количеству полос на поле


Ведь мало знать лишь только правила игры – нужно разбираться в тактике, в передвижении и единоборствах игроков. Нужно знать, как какая команда играет в разных ситуациях. Тем более сейчас, когда за счёт видео у тебя есть такие возможности.

Тебе предстоит матч – ты должен заранее проанализировать каждую из команд. Чем интересен в атаке «Ахмат»? Чем – «Зенит»? Чем интересен каждый конкретный защитник? И так далее.

Ведь игроки со своей стороны тоже на это смотрят. А кто судья? И все те косяки, и недоработки судьи, что он допустил в предыдущей игре – они, футболисты, будут пытаться использовать в своих интересах. Ведь вся эта информация словно по цыганской почте передаётся между футболистами: «этот судья – он никакой», «этот не добегает до эпизодов», «этот судья строгий, и не допускает ни малейшей грубости».

И ведь аналогичную работу должны вести и судьи. Мне не очень удобно сейчас рассказывать обо всех этих подробностях публично, но мы в своё время разбирали это на сборах и на семинарах. Изучали как свои, так и чужие ошибки – чтобы не допускать их в будущем.

В наше время, например, был распространён, «эффект Газзаева». В чём он заключался? Он заводил руки за спину, и прихватывал ими защитника двумя руками. И при получении мяча он этим защитником манипулировал то в одну, то в другую сторону. Делал всё, чтобы тот к мячу не подобрался.

Также это имело жаргонное название «эффект Матрёшки». И выглядело оно так, что фолят на Газзаеве – будто его толкают в спину. Но фактически дело было то наоборот – он то сам руками соперника прихватывал. И он мог руками от соперника отталкиваться так, чтобы это выглядело нарушением на нём.

Но чтобы такому противостоять – всё это нужно было систематизировать, проанализировать, изучить и запомнить. И эта работа также входит в компетенцию арбитра.

Ведь арбитр должен не только зафиксировать нарушение, но и дать своему решению объяснение по правилам. А когда арбитр на поле по двум схожим до идентичности нарушениям принимает разные решения – это не только вызывает неудовольствие футболистов и болельщиков, но и приводит обе стороны в ярость. Он таких ситуаций обычно эмоции зашкаливают уже у обеих команд.

Давайте вот о чём подумаем: ведь болельщики приходят на матч не для того, чтобы увидеть то как арбитр, словно сотрудник ДПС – стоит и как автомат чуть ли не механически фиксирует все нарушения подряд. Есть такое определение: «принцип преимущества атаки». Но ведь это не правило, а рекомендация.

Как оно работает?

Иногда защищающийся игрок ждёт свистка судьи как манны небесной:

Вот, реф, смотри, я же его дергаю. А он, нападающий, как чертик из табакерки – вырывается. Ну где же ты реф? Свисти давай уже. Мне ведь выгодно чтобы ты сейчас остановил игру!


И высококвалифицированный арбитр тут берёт паузу и смотрит: «ага, нападающий выскочил из фола? Хорошо, подождём и посмотрим – пока не свистим». Ведь дать свисток с фиксацией нарушения судья всегда успеет. Но вот «смотрим, нападающий вырывается из под фола, и вот-вот выйдет один на один!». Вот это и есть «принцип преимущества».

Как это применимо к матчу «Зенит» - «Ахмат», и к моменту Уциев против Ерохина? Судья ушёл за атакой «Ахмата», и углубился в неё. Но ведь по ходу матча ты то уже видел, что такое перемещение в атаку – оно довольно редкое. Это был чуть ли не вынужденный их выход вперёд. Ведь команда довольно часто играет от обороны, а тем более против «Зенита». Не нужно было уходить за их атакой так глубоко. Тем более ситуация не предвещала того, что кто-либо будет врываться, например, в штрафную «Зенита».

Судье стоило тут потихоньку притормаживать, и не так глубоко уходить к воротам «Зенита». Ведь мог произойти перехват мяча, и вероятная быстрая контратака. Тем более что «Зенит» нередко такое демонстрирует в целом ряде матчей. Но нет, судья об этом не подумал. А ведь игра повернулась резко и быстро. А судья словно «смотрел в телевизор». Ты не думал о продолжении игры.

Извини, но как судья ты должен был быть готов к тому, что произойдёт такое резкое изменение направления игрового эпизода. Ты, как судья, должен был бежать и бежать изо всех сил за эпизодом. Ведь футболист с мячом бежит медленнее тебя! Но он выходит на опасную позицию.
А так секундная пауза, когда судья вначале не предвидел такого поворота, а потом, когда он разворачивался и осознавал, что произошло – это привело к тому, что дистанцию ты уже проиграл.

Более того, ты как судья, пошёл эпизоду «в спину». А значит, уже не мог точно видеть, что и как происходит в единоборстве. И в результате тут Матюнин интуитивно по падению разрешал эпизод. И оказавшись в ситуации, к которой ты не был готов изначально – он и решил, что этот фол тянет на «фол последней надежды». Понять и объяснить такое можно. Но причина произошедшего – недостаток футбольного образования. Это – недостаток понимания игры.

И что ещё важно по эпизоду: ведь даже если игрок упал, и ты счёл это нарушением – зачем спешить сразу же давать свисток? Посмотри на эпизод дальше. Азмун, пусть и не был самым близким к фолу, но двигался в его направлении. Но ты, как судья, дал свисток и игроки «Ахмата» остановились, а Азмун мог его и не услышать – ведь судья был не близко. И вот, на пустом месте споры.



Дал бы судья паузу, и если бы игроки «Ахмата» завладели мячом – спокойно бы остановил игру из-за нарушения.

А ведь изначально ошибка Матюнина началась с того, что он оказался глубоко за спиной футболиста «Зенита», что давал обостряющий пас. Он проиграл момент тактически. Понятно, что судья не может передвигаться быстрее мяча. Но предвосхищая дальнейшие события на футбольном поле – опытный судья просто стартует раньше. В этом и заключается класс арбитра.

Те же многие оправдания по целому ряду эпизодов: «арбитр не мог видеть». Или: «только Бог мог увидеть пересёк или нет мяч линию ворот». Такого быть не должно. Ведь для этого судей и обучают по множеству различных рекомендаций. Как по ситуациям в штрафной площади, так и вблизи ворот: занимайте позицию так, чтобы только и именно вы могли увидеть – пересёк ли мяч линию ворот или нет.

Когда вы, например, при розыгрыше штрафного – находитесь вне штрафной площади, недалеко от бьющего и сфокусировались на него, вы просто физически не сможете четко увидеть, что происходит в момент доставки мяча в штрафную площадь. А ведь там и происходит всё «самое интересное»: и идут отмашки, и толкают в спину.

А почему судья этого не увидел? А потому что он в этом время, как говорится «смотрел в телевизор». Он внимательно наблюдал за тем, как именно игрок бьёт ногой по мячу. Хотя должен следить за этим лишь периферическим зрением. А основной упор делать именно на штрафную, в момент подлёта мяча.

И это – азы судейского ремесла. И эти рекомендации из поколения в поколение передаются: при розыгрыше стандартов самое главное смотреть на то, что происходит при подлёте мяча. Именно тут самые важные и интересные события разворачиваются.

Важно всегда быть на оптимальном расстоянии и на хорошей позиции от игрового момента – тогда станет гораздо меньше и вопросов, и споров по судейству.

- Вспоминается другой эпизод между Матюниным и «Зенитом»: матч «Сочи» - «Зенит». Защитник Миладинович, судя по нашей раскадровке эпизода, действует довольно жестко. Судья назначает пенальти. Была ли тут красная карточка?




Очевидная травмоопасная игра защитника "Сочи" Миладиновича в матче 2 тура с "Зенитом". Судья Матюнин ограничился пенальти и желтой карточкой. Фото: Русфутбол, Щеколдин Владислав


- По большому счёту да, тут должна была быть красная карточка. Двумя ногами прыгать, отрывать ноги сопернику – это не просто запрещённый или агрессивный приём. Тут, слава Богу что по итогу этого игрового эпизода футболист «Зенита» остался жив и невредим. И что он может продолжать играть. Но по сути это был целенаправленное действие. И не просто для того, чтобы отобрать мяч, но чтобы лишить игрока возможности стоять на ногах. А это – прямая красная карточка.

- Тогда судья Матюнин пожалел Миладиновича, дав желтую.


Шок игрока "Зенита" на отсутствие удаления Миладиновича в матче 2 тура РПЛ за грубейший подкат


- Совершенно верно. Тогда он, можно сказать – проявил лояльность. Видимо решив, что достаточно пенальти и предупреждения, дабы не было двойного наказания. Видимо он принимал это решение по человеческим качествам.

- Но через примерно месяц этот-же Миладинович уже разбивает лицо Федору Чалову.

Миладинович отправляет Чалова в нокдаун примерно месяц спустя. Фото: РИА Новости




- Совершенно верно. И тут вопрос: для начала, если не ошибаюсь, то тут судил Мешков – почему он не видел этого момента? Да потому, что арбитр был сконцентрирован на игроке, что выполнял штрафной удар с места нарушения.

А когда вы, как судья, при розыгрыше штрафного – находитесь вне штрафной площади, недалеко от бьющего и сфокусировались на него, вы просто физически не сможете четко увидеть, что происходит в момент доставки мяча в штрафную площадь. А ведь там и происходит всё «самое интересное»: и идут отмашки, и толкают в спину. А почему судья этого не увидел? А потому что он в этом время, как говорится «смотрел в телевизор».

Он внимательно наблюдал за тем, как именно игрок бьёт ногой по мячу. Хотя должен следить за этим лишь периферическим зрением. А основной упор делать именно на штрафную, в момент подлёта мяча.

Другой нюанс: допустим ты, как судья не видел матч «Сочи» - «Зенит». Ну так при подготовке к матчу, хотя-бы позвони своему коллеге, и уточни у него на что стоит обратить внимание. Может быть он бы в предыдущем матче сейчас и принял бы некое другое решение? Можно же поинтересоваться, собрать информацию? Вы ведь как судьи – одна команда. Ну сам позвони коллеге и подскажи: «ты знаешь, у тебя там матч, и там такой вот парень с такими-то замашками имеется». Например – очень хорошо симулирует. Или пытается оторвать ноги всем подряд.
А в результате в эпизоде с Чаловым что мы видели? Арбитр словно видеооператов вещателя, сфокусировался на бьющем игроке. А то, что произошло в штрафной площади для него оказалось вообще неизвестно.

А ведь это всегда горячее место: тут постоянно идёт борьба за позицию! Тут очень часто идут толчки-подножки-захваты-локти. И классный арбитр всё это видит. А от среднего мы слышим «а я не мог этого видеть». И идёт ещё перекладывание ответственности на ассистента. Но он тут причём? Он весь сконцентрирован на вне игры.

"Маленькие хитрости" от защитников "Сочи" - попытка доказать судьям что после этого травмоопасного фола должен быть удар от ворот


На поле за всё и всегда отвечает главный арбитр. Поэтому ты либо не разбираешься в правилах, либо – ты плохо разбираешься в футболе. Ведь футбол — это не только «бег с мячом». Это и перемещения игроков, борьба, контакты, толчки. Это открытие и закрытие зон. Это хитрости и попытки обмануть судью, причём постоянные. И ты должен так выбирать позицию, чтобы всегда видеть наиболее горячий игровой эпизод.


Подписывайтесь на Telegram-канал «Rusfootball»

   Опубликовал:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(9)

Последние новости