Матчи Скрыть

Хусаинов: если «ВАР удаляет» Скопинцева, то почему главному не отсматривать эпизод с Малкомом в штрафной?

Экс-арбитр ФИФА Сергей Хусаинов в интервью Rusfootball.info обратил внимание действия арбитра ВАР Михаила Вилкова в матче «Динамо» - «Зенит», которое породило разночтения правил в одном матче.
Фото: ТАСС
- На мой взгляд в матче «Динамо» - «Зенит» с судейством сложилась очень интересная история. В эпизоде со Скопинцевым вмешался ВАР. Ведь вначале по этому моменту судья в поле дал желтую карточку. Как дисциплинарное наказание за грубую игру. Но тут в игру включился ВАР, на котором в этом матче работал «герой судейского корпуса» господин Михаил Вилков. Он, вопреки, по крайней мере, всем публичным пояснениям руководства судьями в стране по протоколу ВАР, настоял фактически на удалении футболиста.
В результате, конечно, уже главный арбитр Васильев сам долго пересматривал эпизод с самых разных ракурсов и в итоге вынес решение об удалении. Но инициировал эту процедуру именно Вилков.

Потом, правда, главный арбитр уравнял составы команд, удалив Барриоса. По всей видимости у последнего не было с собой табуретки, чтобы забраться на динамовца. И он решил с помощью рук карабкаться по оппоненту на верховой мяч. Этот момент был рассужен уже совершенно справедливо.

Почему я акцентирую внимание на этих игровых эпизодах? В первом тайме был целый ряд моментов так или иначе, но связанных с дисциплинарными санкциями. По итогу самих дисциплинарных нарушений набралось и без того приличное число. Но в первом тайме, в самом начале матча, арбитр всегда задаёт так называемый уровень допуска. Им обозначается уровень жесткости, который допустимо использовать при единоборствах: подкаты, толчки и так далее.

И получилось так, что в первом тайме был целый ряд эпизодов, когда формально, чисто с точки зрения правил, должны были быть предупреждения. На мой взгляд, в большем объёме это было со стороны игроков «Зенита». Но арбитр изначально установил такой уровень борьбы, по которому всё это были просто нарушения. Уровень допуска был довольно высок.

В результате матч был достаточно насыщенным. На мой взгляд – это был лучший матч с начала чемпионата. По отдаче на поле, единоборствам. Со стороны обеих команды не было ни секунды расхлябанности – только полная концентрация. И борьба за каждый кусочек поля, за каждый мяч и отскок. Весь матч была борьба на пределе своих возможностей – и это именно то, за что ценят болельщики игру.

Так вот, возвращаясь к эпизоду со Скопинцевым – судья Васильев сам видел эпизод. По его трактовке и уровню допуска, что он уже установил на матч, это была желтая карточка. Которую он, собственно поначалу и предъявил игроку. Но тут вмешивается ВАР. И вылезает уже красная карточка. Хорошо. Формально это справедливое наказание.

Но тогда уже у игроков возникает вопрос: а как-же тогда все те эпизоды, что были ранее? Идёт решение судьи, совершенно несоответствующее изначальному уровню допуска. А менять уровень допуска во время матча – это неправильно. Ведь тогда начинаются постоянные апелляции: а как же тогда там? Ведь в первом тайме тоже был целый ряд эпизодов, в которых при уже новом уровне допуска – должна быть как минимум желтая карточка.

Тут у игроков начинаются вопросы даже не плане объективности судейства. А в том смысле «и как нам теперь играть-то»? Чем по грубости этот эпизод отличается от множества других в первом тайме? И в такой ситуации игра на поле начинает превращаться из футбола скорее в беговой дискуссионный клуб. Это вызывает явное недовольство игроков. А тут ещё под конец встречи подкатывает и усталость, и дополнительные эмоции. Именно поэтому считается что судьям нельзя по ходу встречи менять уровень дозволенного – матч начинает разваливаться, и на поле начинаются совершенно не красящие игру действия.

В итоге после того, как ВАР, по сути, настоял на удалении, арбитр подсознательно счёл, что была погрешность в управлении игрой. И что нужно её вернуть под контроль – нивелировать это отступление. И тут ему на помощь пришёл Барриос со своим «альпинизмом». Кто бы и что не говорил, но футбольный Бог существует. Для главного арбитра эта вторая желтая была словно спасительный круг. По крайней мере от обвинений в предвзятости.

Отмечу и ещё немаловажный момент – тогда, раз Скопинцев был удалён, возникают вопросы по эпизоду с Малкомом на 47-й минуте. При входе в штрафную начинается нарушение – задержка игрока руками при борьбе за мяч. А заканчивается нарушение уже в штрафной площади. И ВАР смотреть судья не стал. А почему?

Наверное, вот тут как раз ВАР и стоило посмотреть – дать паузу и главному арбитру возможность пересмотреть этот эпизод. Но нет, этого как раз и не случилось. Сами судьи ВАР эпизод посмотрели – но ведь это только их мнение. И если главный арбитр не смотрит эпизод с возможным пенальти на 47-й минуте в штрафной, почему тогда он смотрит момент на 72-й минуте в центре поля? Ведь красная карточка была в центре поля и под конец матча. Это влияние на результат матча опосредованное. А тут – штрафная площадь. И вопрос фактически был или не был гол?

Вот эти несостыковки в бригаде, когда у судьи на поле один уровень допуска и взгляд, а у судей ВАР – другие… Они и приводят к совершенно неоднозначной картине на поле. По правилам нарушение начиналось до штрафной, а закончилось – внутри штрафной площади. Последний контакт был именно там. Но как подобное трактует Кашшаи – изначально нарушение не носило агрессивный, акцентированный характер. Например, речь про неназначенный пенальти в ворота «Локомотива» в матче с «Ростовом». И тогда, уже по этой трактовке от Кашшаи – в эпизоде с Малкомом пенальти уже вполне может быть.

Получается, что в матче до 72-й минуты был один уровень допуска, а после вмешательства ВАР – оставшееся время матча команды уже доигрывали по несколько другим правилам. Матч один, а трактовка правил в нём в зависимости от времени – разная. Если нарушение Скопинцева было по мнению судей грубым и расценено на удаление – то почему ранее в эпизоде с Малкомом не было ни штрафного ни пенальти?

О чем я сейчас говорю? Раз футбол пошёл в сторону ВАР – то решения об уровне допуска принимает не как ранее, только главный арбитр на поле. Теперь это должно быть коллегиальным решением со стороны главного арбитра и главного на ВАР. А значит, мы должны прийти к хотя бы более-менее одинаковым трактовкам схожих до идентичности эпизодов в разных матчах. А то сейчас получается, что в одним эпизодах – судим строго по букве закона, в других – по допуску, в третьих инструктируемся позицией руководителя судейского корпуса, а в четвертых инструктируемся «легковесностью» нарушения или отсутствием крови, а в пятых и вовсе – словно ищем основания с помощью видеоповторов что-либо отменить? Такой разброс в трактовках крайне плох для футбола. Он разрушает саму игру. А может ещё и спровоцировать дополнительную агрессию на поле.

По матчу «Динамо» - «Зенит», получается, что Васильев бы без ВАРа отсудил бы более качественно и последовательно, чем с ним. И получил бы за этот матч более высокую оценку, не будь у него помощи видеоарбитра.

Считалось что ВАР облегчит судейство. Но получается наоборот: сложность в плане соблюдения духа футбола как игры – она увеличилась. Потому что если ранее могло быть разночтение в правилах между разными главными арбитрами, то теперь, поскольку они работают на одном матче в паре – эти разночтения уже недопустимы. Потому что они начинают разрушать ход матча. ВАР усложнил этот нюанс по судейству. И над этим вопросом судьям сейчас нужно довольно серьёзно работать – синхронизироваться между собой. Потому что иначе, и матч «Динамо» - «Зенит» это наглядно показал, можно 71 минуту встречи отыграть по одним правилам. А оставшееся время – словно совсем по другим. И когда такая смена резко происходит – это сразу бросается игрокам в глаза, и они начинают постоянно апеллировать к арбитрам. И сложность управления уже таким матчем возрастает многократно.

Владислав Щеколдин

Хусаинов: на Соболеве был 500-процентный пенальти


   Автор:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
| 8
  • Нравится
  • +32
  • Не нравится

Последние новости

-