Анатолий Бышовец: Интриги к успеху не приведут

Анатолий Бышовец: Интриги к успеху не приведутВ разных ипостасях известный советский футболист и российский тренер прошел пять отборочных циклов и два финала Евро.

С чемпионатами Европы судьба Анатолия Бышовца связана неразрывно. Сорок лет назад он принимал участие в этом турнире в качестве игрока, в 1992-м привез в качестве тренера в Швецию сборную с непонятной болельщикам аббревиатурой СНГ, а спустя шесть лет вновь попытался вывести уже российскую команду на качественно новый уровень. Не получилось. Но вспомнить Анатолий Федорович может многое, в чем и убедился побеседовавший с ним корреспондент «Спорт уик-энда».

- Сорок лет назад, в мае 1968-го, состоялись четвертьфинальные матчи чемпионата Европы между сборными СССР и Венгрии. В Будапеште наша команда уступила – 0:2, а спустя неделю в Лужниках в присутствии 102 тысяч зрителей взяла реванш со счетом 3:0. Помните, кто забил победный гол на 73-й минуте?
- Да разве такое забудешь! Прежде чем рассказать о матче в Москве, хочу напомнить или просто поведать болельщикам, что в конце 60-х сборная Венгрии имела репутацию одной из сильнейших команд Европы. Двумя годами ранее на чемпионате мира в Англии мадьяры победили бразильцев, а лидер венгерской сборной Флориан Альберт считался едва ли не лучшим игроком Старого Света. Сами матчи носили еще и ярко выраженный политический подтекст.

- Неужели в Будапеште решили вспомнить о событиях 12-летней давности под влиянием «Пражской весны»?
- Так оно и было. Напряженность, витавшая в воздухе, проявилась и на футбольном поле. Уступили мы по игре. Хотя в составе хозяев не было Альберта, мы не смогли справиться с быстрыми и техничными нападающими Фаркашем и Фазекашем. Самые любопытные события происходили после игры на традиционном банкете. Венгры вели себя по отношению к нам настолько пренебрежительно и самоуверенно, что настраиваться на ответную игру не нужно было.

- Настрой настроем, но за неделю сложно было что-то кардинально изменить в игре команды…
- Главный тренер Михаил Иосифович Якушин предпринял решительные шаги и существенно перекроил состав: в воротах вместо Анзора Кавазашвили появился Юрий Пшеничников, а в линию атаки вместо Эдуарда Стрельцова и Эдуарда Малофеева поставили Геннадия Еврюжихина и меня. Ну а мотивация на игру была запредельной. Свыше ста тысяч зрителей на трибунах! Их энергетика буквально передавалась всем игрокам сборной СССР. Мы играли вдохновенно. Когда в середине второго тайма Муртаз Хурцилава забил второй мяч и счет по сумме двух матчей стал равным, стало понятно: венгры нас на пути к финалу не остановят.

- Тогда-то и настал звездный час киевского динамовца Анатолия Бышовца?
- Я получил мяч от Игоря Численко и подкрутил его в дальний угол. Вратарь ничего не мог поделать. Что творилось на трибунах, описать и сейчас сложно. Хотя питерские болельщики после триумфа «Зенита» в Манчестере, наверное, радовались не меньше.

- На банкете в Москве припомнили друзьям-соперникам их поведение в Будапеште?
- В московском «Метрополе» была совершенно другая обстановка. Мы расстались добрыми друзьями, хотя именно этот матч стал началом заката венгерского футбола. С тех пор они ни разу даже шанса сыграть в финале чемпионата Европы не имели.
Роковая монетка

- Финальная часть Евро-68 состояла только из четырех матчей – два полуфинала, игры за золото и бронзу. Самой драматичной оказалась полуфинальная встреча между сборными СССР и Италии в Неаполе. Она завершилась нулевой ничьей, и судьбу путевки в финал решали даже не послематчевые пенальти, как сейчас, а жребий. История с монеткой уже стала легендой европейского футбола. Неужели действительно партнеры подсказывали капитану советской команды Альберту Шестерневу, что нужно указать на «орла», а он не послушался?
- Подсказывал Якушин Михаил Иосифович. То ли Шестернев не услышал, то ли капитан итальянцев Джачинто Факкетти оказался более шустрым. Как бы то ни было, но жребий открыл дорогу в финал «Скуадре адзурре».

- После этого сложно было настроиться на англичан в матче за третье место?
- Практически невозможно. Ведь в полуфинале мы объективно выглядели сильнее хозяев. Имели несколько хороших моментов забить, но здорово сыграл тогда вратарь итальянцев Дино Дзофф. Кстати, мне довелось прочитать его воспоминания об этой игре, в которых он отметил мою игру. Хотя Якушин критиковал меня за то, что старался сыграть красиво и эффектно. Говорил, что нужно было просто забивать.

- Болельщики со стажем вспоминают, что в матче за третье место вам досталось от знаменитого английского «костолома» Нобби Стайлза…
- Это был крепкий «персональщик», от которого пострадали многие известные форварды. На чемпионате мира в Англии он выключил из игры самого Эйсебио. Справедливости ради отмечу, что и у нас были свои мастера персональной опеки, прихватившие с первых минут Бобби Чарльтона. Только, к сожалению, выключить его из игры не удалось. У англичан была выдающаяся команда. Двумя годами ранее они практически этим же составом завоевали звание чемпионов мира. Да и мотивация в игре за бронзу на Евро-68 у соперников была выше, чем у нашей сборной. Они все-таки не так обидно уступили несколькими днями ранее югославам.

- В следующем отборочном европейском цикле тоже было два примечательных матча с вашим участием. Первый состоялся в Белфасте, где благодаря вашему голу удалось уйти от поражения…
- В рядах североирландцев блистал тогда форвард Джордж Бест. Он был звездой «МЮ» и в Москве в первом матче произвел колоссальное впечатление на наших болельщиков. Мне не довелось выйти на поле «Лужников» в игре, которая по накалу была высочайшей. Сборная СССР выиграла - 1:0, победный гол Володя Мунтян с пенальти забил. В домашней встрече Бест, правда, не играл, но легче нам от этого не было. К счастью, проигрывая 0:1, отыгрались и получили неплохие шансы на выход из группы. Правда, для этого нужно было не уступить испанцам в Севилье.

- И тогда, и сейчас это считалось практически невыполнимой задачей…
- Тем не менее положение обязывало. Это была наша последняя игра, и в активе было 9 очков после пяти матчей. У испанцев – четыре, но после трех игр, и в запасе домашний матч с безнадежным тогда аутсайдером с Кипра. При равенстве очков испанцы могли легко улучшить разницу забитых и пропущенных мячей, что они и продемонстрировали в одном из следующих циклов. Помните случай, когда для того, чтобы опередить голландцев, Испания должна была выиграть у Мальты с разницей в 11 мячей? И ведь выиграла!

- За счет чего удалось выстоять в Севилье?
- Этот матч вообще запомнится надолго. Очень тяжело добирались до Пиренеев. Наш самолет попал в грозу, и все могло закончиться печально еще до выхода на футбольное поле. Играть пришлось при 35-градусной жаре поздним вечером. Для хозяев это привычное время футбольной сиесты, а нас с учетом разницы часовых поясов по всем законам физиологии тянуло в сон. Сыграли на морально-волевых. Феноменальный матч провел наш голкипер Женя Рудаков. Я помню многих вратарей, включая легендарного Льва Яшина. Многие выручали партнеров, спасали в некоторых играх. Но то, что сотворил Рудаков в Севилье, никакими эпитетами не охарактеризуешь! Он взял четыре или пять «мертвых» мячей.

- Почему в 1972-м тогдашний главный тренер сборной Александр Семенович Пономарев не взял вас на финал в Бельгию?
- У меня была травма, из-за которой пришлось завершить карьеру сначала в сборной, а затем и в клубе. Я сыграл после отборочного цикла ЧЕ-72 всего один матч за национальную команду. Это было на турнире в Бразилии, куда под флагом сборной СССР отправилась фактически луганская «Заря», усиленная всего несколькими футболистами из других клубов. Меня пригласил Герман Семенович Зонин, с которым я до сих пор сохраняю теплые отношения.

- В сборную вы вернулись, но уже в качестве главного тренера. Дебют состоялся в отборочном цикле Евро-92, причем в соответствии с перестроечными веяниями наставника сборной СССР тогда выбирали из нескольких кандидатур. Вместе с вами на этот пост претендовали Евгений Кучеревский и Павел Садырин…
- После фиаско на ЧМ-90 времена в советском футболе наступили смутные. Игроки рвались на Запад, на этом многие тогда делали неплохой бизнес. Все претенденты на пост главного тренера сборной СССР защищали свои программы. В моей программе принципиальным пунктом был запрет на отъезд кандидатов в национальную команду за рубеж до завершения матча с Италией в отборочном цикле. Многих футболистов, агентов и клубных тренеров это не устраивало. Время было такое. Шли подковерные игры, но меня в этот момент очень поддержал Вячеслав Колосков. Кроме того, была готовая команда для работы в тренерском штабе сборной, да и золотые медали Олимпиады-88 стали весомым козырем в мою пользу.

- Как и в бытность футболистом, вам пришлось противостоять в отборочном цикле одной из сильнейших команд Европы – Италии…
- Если вообще не самой сильной. Двумя годами ранее на домашнем чемпионате мира «Скуадра адзурра» смотрелась великолепно и лишь по пенальти уступила в полуфинале аргентинцам, которых тащил на своем горбу Диего Марадона. Костяк команды у итальянцев сохранился. Нам же предстояло выбирать между опытными футболистами, игравшими на ЧМ-90, и молодым поколением. Многие из тех, кто пришел в национальную команду, играли у меня в олимпийской сборной. С итальянцами мы дважды разошлись миром, сыграв – 0:0 и в Риме, и в Москве, а в финал пробились за счет побед над норвежцами. Скандинавы, набиравшие тогда силу, сенсационно обыграли «Скуадру адзурру». Так мы попали на Евро-92, хотя задача в том отборочном цикле ставилась скромнее: обкатать молодежь для успешного выступления на чемпионате мира 1994 года. Именно тогда заиграли в сборной Игорь Колыванов, Андрей Канчельскис, Александр Мостовой, Игорь Добровольский. Жаль, что не удалось пройти с ними весь путь до конца.

- В Швеции на Евро-92 под вашим началом выступала уже сборная СНГ, которая попала в «группу смерти»…
- Иначе квартет, в котором оказались действующие чемпионы мира немцы и действующие чемпионы Европы голландцы, не назовешь. Тем не менее у наших молодых парней не было никакого страха перед авторитетами. Мы хорошо подготовились к этому турниру. В матче с Германией сделали ставку на Владимира Лютого, который играл в бундеслиге за «Шальке». Он действовал на острие атаки в стиле Павла Погребняка. Против голландцев, в рядах которых блистали и триумфаторы прошлогоднего европейского первенства, и дебютировавший на серьезном уровне Деннис Бергкамп, великолепно сыграл Виктор Онопко. Он просто «съел» Руда Гуллита.

- Оставалось только победить не имевших к заключительной встрече группового турнира никакой мотивации шотландцев, которые, как утверждают, вышли на игру пьяными…
- Не были они пьяными. Наверное, сегодня уже все прекрасно понимают, что перед игрой, решавшей, кто продолжит борьбу в полуфинале, с шотландцами, потерявшими все шансы, велись переговоры. Об этом были осведомлены и игроки сборной СНГ, наивно поверившие, что соперники не будут особо сопротивляться. Шотландцы же играли на победу в пользу Германии. Пожалуй, дальше развивать эту тему не стоит.

- В одном из ваших интервью довелось прочитать, что в штабе нашей сборной был «засланный казачок», работавший на соперников…
- Называть его имя тоже, думается, не стоит. Изменить-то ход футбольной истории все равно не удастся.

- Ваше последнее пришествие в сборную состоялось накануне отборочного цикла ЧЕ-2000, причем работу в национальной команде вы попытались совмещать с руководством «Зенитом»…
- Питерский клуб, если вы помните, демонстрировал тогда отличный футбол, и общественное мнение было за то, чтобы главный тренер «Зенита» возглавил сборную. Высказывались и специалисты, и рядовые болельщики, и руководители государства. Все были «за» кроме тех, кто отвечал за развитие футбола в стране. Когда вокруг сборной и ее главного тренера плетутся интриги, ничего хорошего ждать не приходится. К тому же мне пришлось готовить команду в форс-мажорных обстоятельствах. Очень неудачно был составлен календарь отборочных игр. С основными конкурентами пришлось встречаться в самом начале цикла, осенью, когда составлявшие костяк сборной России легионеры не набрали форму. Тогда пришлось играть первые три встречи фактически старым составом. После этого были планы попробовать молодежь, как в начале 90-х.

- Осуществить их не удалось из-за рокового автогола Юрия Ковтуна в Исландии, где мы уступили – 0:1 и, как тогда казалось, потеряли все шансы на выход из группы?
- Я бы не стал акцентировать внимание на этом эпизоде. В матче с Украиной, когда в отдельных эпизодах уже просматривались контуры боеспособной команды, нас подкосило двойное наказание Дмитрия Харина. Пенальти назначили, которого не было, и самого вратаря удалили. Гораздо обиднее, что не удалось осуществить те реформы, которые были задуманы. Ведь именно в том отборочном цикле здорово сыграл Сергей Семак, на Игоря Семшова тогда внимание обратили. Неплохие, согласитесь, игроки, коль их и Гус Хиддинк заметил. Только обстановка вокруг сборной была еще сложнее, чем в 92-м. Это и повлияло на исход отборочной кампании. Когда нет единства, успеха не жди. Это присуще только нам.

- У Хиддинка таких проблем нет…
- Как и у Дика Адвоката в «Зените». Иностранные специалисты в России работают совсем в других условиях. Причем речь не о материальном вознаграждении, а о возможности маневра во всем. Хиддинк свободен в своем выборе, он может построить подготовку так, как считает нужным, и не встречает никакого скрытого противодействия со стороны российских коллег. Точно так же «Зениту» был обеспечен режим наибольшего благоприятствования при подготовке к решающим матчам Кубка УЕФА. Во многом благодаря этому был добыт почетный трофей в Манчестере.

- Для сборной календарь премьер-лиги, на ваш взгляд, тоже оптимален?
- Безусловно. Российские футболисты сыграли по 11 матчей. «Зенит» с учетом Кубка УЕФА - чуть больше. Игроки набрали форму, но усталости у них нет. В отличие от соперников, за плечами которых по 60-70 матчей в национальных чемпионатах и еврокубках. Некоторое преимущество в плане функциональной готовности наша команда будет иметь.
Выход из группы – задача-минимум

- На что способна нынешняя сборная России?
- Мне кажется, что с учетом того преимущества в функциональной подготовке, о котором я упомянул, нужно серьезно оценивать ее потенциал. К тому же постепенно у наших футболистов появляется психология победителей. Прежде всего за счет зенитовцев, выигравших Кубок УЕФА. Все это дает основание говорить о том, что выход из группы можно считать задачей-минимум.

- Травма Погребняка может серьезно сказаться на выступлении нашей команды в Австрии и, возможно, в Швейцарии?
- Как показал опыт «Зенита», незаменимых футболистов нет. Ведь «Баварию» разгромили в отсутствие Аршавина, а с «Рейнджерс» в финале разобрались без Погребняка. В сборной была конкуренция в линии атаки, и заменить форварда «Зенита» есть кем. Тот же Павлюченко если в чем-то и уступает Погребняку, то только в кпд оборонительных действий. Спартаковец, оттягиваясь назад, не выполняет такой объем работы, как зенитовец. Впереди же Павлюченко действует так, как подобает современному форварду.

- Какую линию в команде Хиддинка вы бы выделили?
- Среднюю. Он удачно сформировал в центре поля треугольник Семак – Зырянов – Семшов. Это универсальные игроки, способные подменить друг друга и подстраховать. Обратите внимание, что это три самых опытных футболиста в национальной команде. За счет опыта и мастерства это трио может решить судьбу ключевых эпизодов.

- Смелые эксперименты в линии обороны накануне старта Евро-2008 не смущают?
- По составу линии обороны никаких вопросов к Хиддинку нет и быть не может. Немного тревожит, что ребята не успели сыграться. Пара центральных защитников Колодин с Широковым - очень интересный вариант. Новобранец «Зенита» великолепно зарекомендовал себя в Кубке УЕФА, а Колодин давно имеет репутацию одного из самых надежных защитников премьер-лиги. Весь вопрос в том, успеют ли они наладить взаимопонимание. Очень хотелось бы, чтобы успели.

sport-weekend.com

Подписывайтесь на Дзен-канал «Футбол России»


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Публикация:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
()


Информация:
Хотите высказаться? Зарегистрируйтесь, либо авторизуйтесь на портале! :)

Последние новости

-