Свернуть все/Развернуть все

"Спортинг" отвозил ЦСКА в первом тайме финала, но к 70-й минуте "армейцы" его уничтожили . Что произошло в перерыве?

Установка Газзаева была максимально эффективной: за 25 минут второго тайма «армейцы» забили трижды. 15 лет назад ЦСКА принес России первый еврокубок.
«Какой момент встречи можно назвать решающим? Перерыв. В первом тайме территориальным преимуществом владел соперник, ему удалось открыть счет. Требовалось внести перелом в игру, и я рад, что мы справились с этой задачей», – Валерия Газзаева порой по делу троллят за самолюбование, но насчет значимости перерыва с обладателем Кубка УЕФА не поспоришь.

Сейчас мы смотрим на португальские клубы в еврокубках как на приблизительно равные себе, если речь не идет о решающем матче, в котором «Зенит» играет с «Бенфикой». Российские команды неоднократно выигрывали и у «Порту», и у «Спортинга», но тогда никто еще не знал и не мог поверить в то, что наши могут побеждать в еврокубках. Это просто не укладывалось в мировоззрение, примерно как не укладывается сейчас, после провалов последних лет. Миссия выиграть финал на стадионе куда более опытных в еврокубках «львов» в 2005 году казалась совсем трудновыполнимой.

Игрокам, видимо, тоже: первый тайм игры полностью подтвердил опасения. ЦСКА вообще не походил на себя, пропустил, а огрызнулся лишь раз, когда Вагнер промахнулся после паса Олича. Этот эпизод выглядел как-то случайно на фоне полного доминирования «Спортинга».

«После первого тайма нам было стыдно за свою игру», – признается будущий лучший игрок финала Даниэл Карвальо. Именно от него на 29-й минуте мяч отскочил к Рожериу, именно он не мог, но не стал сбивать соперника перед голевым ударом, демонстративно подняв руки.

ЦСКА жизненно необходима была пауза. Прежде всего, чтобы вспомнить, что команда прекрасно умеет играть в футбол, и чтобы стать собой.

«В финале Кубка УЕФА нам помог перерыв, когда Валерий Георгиевич хорошенько с нами поговорил, пообщался», – говорит Игорь Акинфеев.

«Перерыв пошёл нам на пользу. Ребята успокоились», – вторит Юрис Лайзанс.

«В перерыве Валерий Георгиевич внес коррективы. Мы вышли уже совсем другой командой. Психологический барьер, который был в первом тайме, исчез», – рассказывает Элвер Рахимич.

"Спортинг" отвозил ЦСКА в первом тайме финала, но к 70-й минуте "армейцы" его уничтожили . Что произошло в перерыве?

Газзаев воспринимается как жесткий, требовательный тренер, способный устроить разнос, который футболист не забудет никогда. Но тогда, по словам Валерия Георгиевича, требовалось совсем не это: «В перерыве нужно было найти какие-то слова – важные и правильные. Кричать, ругать игроков – ты ошибся, ты, ты! – исключено. Я бы их этим только убил».

Газзаев и игроки без подробностей вспоминают тактические коррективы, ограничиваясь общими словами про небольшие индивидуальные изменения, направленные на то, чтобы перестать проигрывать центр поля. Куда больше внимания уделяют моральной стороне разговора.

«В перерыве нас Валерий Георгиевич расслабил нас, сказал, что надо постараться поиграть в свою игру», – отмечает Алексей Березуцкий, который своим голом спустя 10 минут после паузы перевернет главную игру в истории ЦСКА и своей жизни.

«Газзаев всех встряхнул... Как именно? По-хорошему. Настроил команду так, как только он умеет. И сами мы понимали, что нужно обязательно прибавлять. Вот и заиграли по-другому», – вспоминает о событиях, произошедших за 20 минут до его победного гола, Юрий Жирков.

«Такую тираду там выдал – весь в нее вложился. О том, что для каждого из них это, возможно, последние 45 минут в жизни, когда они играют в финале. «После них вы или станете героями, или всю жизнь будете вспоминать, как играли в финале – и ничего не добились. Но если вы победите, то станете первыми, кто добился уникального результата в истории российского и советского футбола!».

Чтобы вселить веру в игроков, Газзаев обратился к Всевышнему: вслух помолился, заставил всех христиан последовать своему примеру и перед выходом из раздевалки всем дал поцеловать иконку с обликом Иисуса Христа, которую всегда носит с собой. «Самое главное — чтобы в душе была вера. Если ты веришь — то ты способен на многое».


Однако устами Вагнера тот разговор приобретает иные тона.

«Боже мой! Я много раз видел его сердитым, но он ТАК вошел в раздевалку, что просто с ума сойти! Он пинал все, что под руку попало, ругался последними словами. Как только он нас ни называл. Сказал: «Если вы не вернетесь на поле и не сделаете что мы планировали, то нет смысла играть второй тайм. Сидите здесь и отдайте им кубок». Добавил еще с 50 русских ругательств, конечно, не в спокойном тоне».

Бразилец нарисовал совсем другую картину, нежели сам Газзаев, но и не подумал спорить с тем, что действия Газзаева были необходимыми и верными: «И правильно сделал, потому что команда была в плохом состоянии. Это нас встряхнуло».

Газзаев предупреждал игроков о том, что «Спортинг» постарается начать активно, но один гол ЦСКА все поменяет. Так и вышло.

«Спортинг» очень активно начал, и после забитого мяча ослабил хватку. – вспоминает Сергей Игнашевич. – Особенно это почувствовалось во втором тайме. Они начали спокойно, пытаясь поймать нас на контратаках, ослабили давление. Мы начали потихоньку переходить на чужую половину. И через 5-6 минут первый штрафной закончился голом».

Кое-что из памяти защитника стерлось, что вполне объяснимо последовавшей в тот вечер лавиной эмоций. После речей, молитв (и ругательств?) Газзаева не последовало мгновенного преображения. «Спортинг» продолжал владеть преимуществом: заставил Акинфеева убежать на край штрафной и оставить пустыми ворота, а через пару минут Игорь схватил мяч в руки после паса Игнашевича, почему-то будучи уверенным, что его у Сергея выбили.



Однако ЦСКА встал стеной, не пропустил со свободного (мяч ушел на угловой, счет по ним достиг цифр 10:1) и через 10 минут под четко слышимую в трансляции кричалку про ориентацию судьи заработал штрафной, после которого мяч в ворота протолкнул Алексей Березуцкий. Далее за быстрыми атаками ЦСКА «Спортингу» было не поспеть. По словам Ивицы Олича, португальцы выдохлись после сильного первого тайма и еле волочили ноги.

Хотя впечатление от резкого прогресса соперника прибивало не меньше усталости. «Мы просто не ожидали, что во втором тайме столкнемся с таким ЦСКА. Я до сих пор не понимаю, что произошло в перерыве с русскими. Во втором тайме они полностью изменили стиль игры и тактику. Это была уже совсем другая команда», – резюмировал после матча шокированный Льедсон. Ему вместе с партнерами пришлось смотреть, как на их же стадионе награждают загадочных русских и самых талантливых бразильцев, когда-либо топтавших наши поля.

Фото: EPA / Paulo Carrico, AP Photo / Armando Franca, Reuters

За 10 дней до финала Кубка УЕФА ЦСКА не знал, будет ли в нем играть. "Парма" протестовала из-за петарды


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Автор:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(6)

Последние новости