Свернуть все/Развернуть все

В Германии сезон уже возобновляют, у нас говорят о завершении. Правы ли журналисты, требующие доиграть?

Претензии есть и по единственному варианту подведения итогов в случае досрочного финиша.

Какие есть варианты?


Об этом мы уже подробно рассказывали: либо чемпионат полностью доигрывают начиная с 21 или 28 июня, либо итоги фиксируют по текущей таблице с чемпионом, без вылета и с расширением на будущий сезон.

В Премьер-лиге все идет к завершению, в ФНЛ и ПФЛ к нему уже пришли. Но есть важные нюансы

В чем проблема российского подхода к досрочному завершению?


Уже подвели итоги сезона в двух странах – Нидерландах и Франции. Голландцы отчасти признали сезон несостоявшимся. Неправильно говорить, что обнулили, все же по итогам чемпионата распределены еврокубковые места. По этому поводу в Эредивизи, правда, разгорелся скандал, но нам такой не грозит, у нас все команды сыграли одинаковое количество матчей.

Голландский пат. Сезон пришлось завершить, клубы собираются в суд - в РПЛ все гораздо проще

В Нидерландах также собираются в суд команды, которых лишили повышения в классе. Но какая-то последовательность там прослеживается: сезон признается несостоявшимся в той части, что чемпиона и призеров нет, как и вылетевших.

Во Франции обратная, но тоже последовательность: «ПСЖ» чемпион, а аутсайдеры вылетают. Это многим и непонятно: почему в верхней части таблицы чемпионат у нас состоялся, есть чемпион, а в нижней – не состоялся, никто не вылетает? Ответ, конечно, очевиден, любому россиянину, знающему, кто стоит за «Зенитом» и «Ахматом», но в плане спортивной последовательности это не железобетонный аргумент. От этого и шум, который, правда, вряд ли на что-то повлияет.

Бундеслига возобновляется 16 мая. А что у них по коронавирусу?


Сегодня с утра мы обогнали Германию: в России количество новых случаев заражения ежедневно превышает 10 тысяч, утром 7 мая опубликованы данные о превышении отметки в 11. Таким образом, в нашей стране уже более 177 тысяч случаев, и это число продолжит стремительно расти.

В Германии даже на пике заболеваемости не фиксировали более 7 тысяч новых случаев в сутки. Хотя здесь для выводов необходимо изучать количество сделанных тестов. Сейчас в Германии около 170 тысяч зафиксированных случаев, но при этом 139 тысяч человек выздоровели. Правда, там удивительным образом и летальных исходов, по официальным данным, заметно больше – более 7 тысяч против полутора у нас.

При вопросе возобновления чемпионата кивают на Бундеслигу, но найти что-то общее в динамике заболеваемости в Германии и России решительно невозможно. Смотрите сами – у нас как всегда особенная стать, остается только верить.

В Германии сезон уже возобновляют, у нас говорят о завершении. Правы ли журналисты, требующие доиграть?

15 мая – исполком РФС, а все решить должны 12-го. Но заболеваемость только растет


Динамика в нашей стране по-прежнему непредсказуема и безрадостна. В Москве мэр продлил ограничения, в том числе и на спортивные соревнования, до 31 мая, ввел жесткий масочно-перчаточный режим. Да, открыты стройки и промышленность, но все же нельзя сказать, что страна возвращается к нормальной жизни, как в той же Германии.

Возможно, поскольку эпидемия пришла к нам позже, к 21 июня и у нас ситуация позволит играть в футбол, но через 5 дней мы точно не сможем констатировать преодоление плато (пока даже непонятно, вышли ли мы на него и когда выйдем). Поэтому любое окончательное решение относительно судьбы сезона 12 мая (именно тогда вопрос должны решить на самом высоком уровне) будет поспешным. Ситуация еще не нормализуется, но это не значит, что не нормализуется и к датам возможного возобновления.

Однако ждать долго возможности нет – 25 мая УЕФА требует сообщить, каким образом будут определяться участники еврокубков.

Из-за чего бурю подняли журналисты?


Претензии многих схожи: клубы не хотят делать то, на что им выделяют финансирование – играть в футбол. И видят в возобновлении чемпионата какой-то прорыв и для индустрии, и для страны в целом. Василий Уткин, например, наконец оставил Соловьева и Дзюбу в стороне.

«Можно было бы о том, что это был исторический шанс нашего спорта восстановить репутацию. После всего-то. Реально быть нужным людям. Дать им эмоции, жизненной силы.

Геркус очень точно заметил - если наплевать на то, что надо зарабатывать и что футбол для публики, то да, можно не начинать. А для чего тогда потом начинать? Чтобы получать полностью контракты, вернуть их полную цифровую значимость? Это, значит, главное?

Хочется сказать: да оторвите же вы задницу. У вас первый шанс за долгие годы сделать то, что без вас никто не сделает. Оживите индустрию. Помогите людям. Это войдет в историю. Станьте помощниками. Не иждивенцами бюджетными. Не мартышечками в зоопарке у богачей», – написал Василий.


Но потом сам же Уткин признает, что говорить это все некому и перечисляет грехи наших футбольных управленцев.

Сергей Егоров соглашается с ним:

«Клубы не хотят делать то, за что игроки и менеджмент получают (часто бюджетные) деньги — не хотят играть в футбол. Слышу единичные слова футболистов о том, что надо завершить сезон. Многие буцкали рулон туалетной бумаги, но не слышно столь же массового флешмоба с призывом вернуть футбол.

У Александра Алаева наверняка заготовлен шаблон обращения — почему невозможно доиграть. Игорь Ефремов настолько «грамотно» объяснил целесообразность завершения сезона в ФНЛ, и теперь единственное, чего хочется применительно к этой лиге — чтобы она обрела иного руководителя, который будет делать все, чтобы сохранить сезон. Александр Дюков молчит два месяца карантина».

Михаил Моссаковский заводит пафосные речи о марафонцах, дошедших до финиша, о солидарности с людьми, возвращающимися на работу. Игорь Кытманов недоумевает, как сезон-2020 может встать в один ряд с единственным недоигранным – чемпионатом-1941.

Гнев авторов, блогеров, комментаторов во многом праведный. Не соглашусь только с большой ролью футбола в жизни людей – это в нашем маленьком мирке так кажется, но в огромной нефутбольной стране подавляющему большинству людей абсолютно наплевать, будут ли пинать мячик футболисты. Особенно когда многие заняты поиском средств к существованию.

Хотя в Италии, абсолютно футбольной стране, все наоборот: фанаты обвиняют клубы и Серию А в продажности, называют руководителей рабами телевидения и идею доигрывать сезон после пережитого считают омерзительной.

Но призывы российских журналистов и итальянских фанатов имеют моральный характер, а не практический. В Италии клубы хотят доиграть и получить ТВ-деньги, несмотря ни на что. Видимо, доиграют. У нас наоборот: кому-то хочется не вылететь или сохранить еврокубковую путевку, кому-то – не тратить деньги на перелеты и аренду стадиона, кому-то – не морочиться с переподписанием контрактов и перетряхиванием состава в недельную паузу между чемпионатами. Не доигрывать тупо легче и выгоднее, несмотря на привязку многих спонсорских (даже государственных) контрактов к играм.


Ничего нового про наш футбол во время этого кризиса мы не узнали. Когда мы зовем его бессмысленным и беспощадным – это не фигура речи. Смысла в нем действительно немного, это было очевидно и без карантина. Наш футбол привык идти по пути наименьшего сопротивления. Зачем зарабатывать самим и прикладывать усилия, если денег дадут? Зачем играть, если можно не играть?

Высокие материи и моральные смыслы – немножко не про РПЛ. Тем более когда предстоящая работа очень тяжела, реально рискованна (что будет, если в команде произойдет вспышка инфекции?) и вполне может пойти во вред, ухудшив позицию вплоть до вылета.

Фото: Роман Гарес / Sportbox, Яндекс, Youtube-канал Василия Уткина, ФК «Урал»


Подписывайтесь на "Футбол России" в Яндекс.Новостях!

   Автор:
Нашли ошибку в статье?
Напечатать
(3)

Последние новости